29 апреля, суббота | evrazia.org |  Добавить в закладки |  Сделать стартовой
б.Украина | Интервью | Аналитика | Политика | Регионы | Тексты | Обзор СМИ | Геополитика | Кавказ | Сетевые войны
Черные клобуки пришли на Русскую землю и, на деле доказав ей свою преданность, были приняты как равные. Потомки их, помня добро, когда-то оказанное им славянами, неуклонно следовали традиции, заложенной предками Воины с Поросья: верой и правдой Русскому миру
Вся история России сделана казаками"
Современным политическим «лисам» не обязательно иметь живого прибалтийского тигра, достаточно использовать его шкуру в целях своих информационных манипуляций Удобная шкура мертвого тигра
Запад отделывается от проблем Прибалтики"
Курдам необходимо стремиться к цивилизованному способу создания своей государственности и своими мирными намерениями и поступками привести к этой мысли власти Турции и Ирана Курдский мир
Во имя своего государства курдам не следует враждовать с Турцией"
Америка мягко стелет, но в России спать на её кроватках жестковато Под мягким каблуком
Под каблуком"
Метод захвата медиапространства состоит в том, что определенная организация работает со всевозможными СМИ и при этом не дает показаться в информационном поле другим организациям Тихо и незаметно: способы ведения информационной войны
Если войны не видно, это не значит, что ее нет"
Информационные методы воздействия включают в себя использование информации и информационных технологий как основного средства воздействия на противника Стратегия ведения информационной войны
Промывка мозгов становится главным оружием"
Абубакаров - воспитанник традиционного для Дагестана и Чечни ислама, последовательно и смело выступал против ваххабизма, изобличая его идеологию, практику Военные столкновения между ваххабитами и последователями суфизма
Российские власти прозевали ваххабизм"
Начавшийся в Чечне процесс шариатизации показал полную неподготовленность граждан и духовенства к этой ситуации - республике практически не было глубоко подготовленных шариатских судей Шариатское правление в Чечне и его последствия
Кавказ не готов к обустройству исламского государства"
Практические деяния ваххабитов, во всяком случае, тех, кто маскировался под ними, сопряжены многочисленными преступлениями против личности Исламский радикализм как фактор общественной угрозы
Ваххабизм был привит Кавказу мондиалистами"
Несмотря на чудовищно подрывную миссию так называемых «национал-демократов», наша русская, евразийская империя свободных народов найдёт место и для них Евразийство vs национал-демократия: кому действительно нужна Великая Россия?
«Нацдемы» не смогут остановить Империю"
Запад - внутри нас во всех смыслах, включая сознание, анализ, систему отношений, значений и ценностей. Нынешняя цивилизация еще не вполне русская, это не русский мир, это то, что еще только может стать русским миром Шестая колонна - главный экзистенциальный враг России
У России есть враг и пострашнее «пятой колонны»"
Америка сегодня падает. Это падающий гигант. Падение статуи Свободы будет внушительным. Однако сегодня падает и Россия. Ее падение не столь масштабно, но чувствительно Ставка в международной политике: кто рухнет первым
Государство как идеология не ограничено ничем"
Итоги переговоров по Сирии ещё раз подтвердили, что если где и может быть решено будущее Ближнего Востока, так это только в Астане. Именно этот формат, максимально удалённый от американского влияния, от уходящей администрации Обамы-Клинтон, от попыток исп Астана надежды нашей
Астана надежды нашей"
Под конец уходящего 2016 года неожиданно среди обсуждаемых в СМИ и экспертном сообществе тем оказалось создание «российской политической нации». Ранее этот вопрос поднимался на редко получавших широкое освещение круглых столах и конференциях, в том числе «Россиянство»: опасность простых решений
Россия – это сложно!"
14 декабря 2016 года функционер так называемого «Совета муфтиев России», настоятель Соборной мечети Москвы Ильдар Аляутдинов сделал громкое заявление о якобы имеющем место угнетении мусульман Мьянмы. «Мы с ужасом наблюдаем массовое угнетение мусульман и т Казус Мьянмы
Казус Мьянмы"
В 2014 году указом Президента России утверждены Основы государственной культурной политики, чего до этого не было. Либералы-западники, державшие в своих руках практически все государственные и частные СМИ на протяжении 1990-х да и               2000-х г.г Евразийство Пахмутовой
Нежность нового евразийства"
Сегодня, 27 января 2017 года, в возрасте 62 лет ушел от нас великий мыслитель, русский философ, знаток права, член Союза писателей России, поэт и режиссер Владимир Игоревич Карпец. Выражаем соболезнования семье, близким и друзьям Владимира Игоревича. Владимир Карпец: Защитник идеи Русской Монархии, Русского Царства, Третьего Рима
Умер Владимир Карпец"
В середине ноября была затронута в СМИ скользкая тема, основанная на сюжете английского военкора, ставшего родным за время войны в Донбассе Грэма Филлипса о ростовских настроениях и взглядах обывателя по поводу происходящего противостояния жителей шахтерс Опасная «глухота»
Опасная «глухота»"
Джонс: Мир готов к переменам Джонс: Мир готов к переменам
После Обамы"
Когда во главе России встанет человек, который скажет, что Россия создана русскими, их невероятными жертвами - тогда можно будет сказать, что произошел патриотический переворот Шафаревич: Русский - по определению и без определения
Интервью с философом, академиком РАН Игорем Шафаревичем"
Томилав Сунич: Евроcоюз - один из показушных проектов Томилав Сунич: Евроcоюз - один из показушных проектов
Евросоюз - показуха!"
Неоевразийство — политическая философия, наследующая классическому евразийству и русской консервативной мысли. Классическое евразийство возникло в среде русской эмиграции, размышлявшей о причинах краха русской культуры и гибели государства. Неоевразийство Неоевразийство как ценностная система
И снова об идеях..."
Десять лет исполняется сегодня, 17 сентября 2016 года, со дня референдума о независимости и присоединении к России, который прошёл в Приднестровской молдавской республике (ПМР) в 2006 году. 97,2% граждан, принявших участие в голосовании, поддержали курс н Евразийский вектор Приднестровья
10 лет выбора ПМР"
В свое время один из основателей геополитики Карл Хаусхофер настаивал на необходимости популяризации этой науки, да еще так широко, чтобы о ней говорили на улице Противостояние будет вечным
История доказывает, что Европе верить нельзя"
Американских сторонников Трампа, разочаровавшихся в нем после ударов по Сирии и военных выпадов против Северной Кореи, на неделе порадовала новость о поддержке отечественного производителя. «Покупай американское, нанимай американцев», - так коротко назвал Трамп против "болота"
Доктрина Монро как шанс для мира"
Действовать жёстко, с кровью, не был готов никто из элит - советские элиты были очень миролюбивы, - кроме отмороженных либералов-русофобов Американский переворот в пользу Ельцина
Пора привлечь к ответу виновников октябрьской бойни"
Достаточно очевидно, что центральные СМИ транслируют преимущественно модернизационную культуру в целом, а также ценности современной политической культуры Дискретность информационного пространства Юга России
Политика СМИ не согласована с регионами"
Согласно всем социологическим опросам, проведённым на Украине, Юлия Тимошенко уверенно лидирует среди потенциальных кандидатов в президенты Украины. Вместе с тем, всё чаще поднимается вопрос о проведении там досрочных выборов президента. С одной стороны, Украинский Трамп или конец Украины?
Украина: продлить агонию"
18 марта 2017 года, мы отмечаем третью годовщину «Русской Весны». Отмечаем и вспоминаем с противоречивыми чувствами. С одной стороны, это день настоящего единения русского народа, русской цивилизации. В самой России, в Крыму и на Донбассе, Днепропетровске В ожидании Русской весны
Русская весна - будет!"
В сети разгорелись не слабые споры по материалу военкора Дмитрия Стешина «Донбасс – муки за всех»,  на тему: почему Россия не смогла адекватно ответить Украине после очередного ее расстрела Донбасса. Руслан Ляпин Не надо себе врать
Украина - БУ. Или нет?"
 АВТОРСКИЕ КОЛОНКИ

Ислам и проблемы обеспечения национальной безопасности на Юге России
Главная угроза общественной безопасности РФ со стороны религиозно-политического экстремизма заключается в его стремлении навязать обществу модель «исламского государства» 25 июля 2012, 09:00
Версия для печати
Добавить в закладки
От четкого понимания структуры и свойств ислама, а также от осуществляемой на этой основе политики по отношению к исламу и исламскому миру зависит состояние безопасности России

Юг России - уникальный в этнокультурном отношении и наиболее сложный с точки зрения социально-экономической и политической ситуации, осуществления государственного управления и обеспечения национальной безопасности регион Российской Федерации. На этой территории расселены несколько десятков различных в этническом, религиозном и социально-экономическом отношении народов. Особенно густонаселенным, трудоизбыточным и малоземельным является Северный Кавказ. Решение острых социальных и политических вопросов северокавказского региона во многом усложняется наличием зон военных конфликтов, в некоторых субъектах - вооруженных формирований, а также перенасыщенностью региона оружием, обострением криминогенной обстановки.

Суфизм глубоко проник в сознание и быт верующих, оказал и продолжает оказывать огромное влияние на развитие общественно-политической, духовной и художественной культуры кавказских народов.

Количество мусульманских организаций на Юге России по сравнению с иными конфессиями растет наиболее интенсивно, при этом наибольшее развитие мусульманских объединений мы наблюдаем в Республике Дагестан. Еще одна специфика религиозной ситуации в Дагестане - большое количество верующих, совершающих паломничество - умра и хадж. По числу своих последователей ислам занимал и занимает в Дагестане первое место.

Увеличение роли ислама в общественно-политической жизни многих субъектов Юга России породил вопрос о степени соотношения светской, демократической модели российского государства и исламской традиции, предполагающей активное участие верующих и создаваемых ими структур в политической жизни. Анализ общественно-политической и религиозной ситуации в регионе позволяет выделить несколько тенденций влияния ислама на общественно-политическую ситуацию в регионе. Эти тенденции обусловлены деятельностью различных групп мусульман.

Среди современных мусульман Юга России условно можно выделить три крупные группы: традиционалисты, модернисты (реформаторы) и фундаменталисты.

Традиционалисты составляют абсолютное большинство верующих суннитов, шиитов и суфиев. Они выступают за сохранение религиозных, политических и социальных институтов в неизменном виде. Модернисты (реформаторы) включают в себя представителей интеллигенции, в том числе и мусульманской, учащейся молодежи, средних городских слоев. Численность модернистов незначительна. Они выступают за современную трактовку догматов, этики и культа ислама с учетом научно-технического и социального прогресса в мире. Фундаменталисты составляют абсолютное меньшинство (алимы, немногочисленные представители интеллигенции, безработной молодежи). Их радикальное крыло состоит из представителей религиозно-политического течения - ваххабизма, которое начало распространяться с конца 80-х годов ХХ века.

«Традиционалисты» - это представители региональной формы бытования ислама, опирающегося на местную традицию. Ислам имеет в регионе более 1350-летнюю историю: он впервые начал распространяться на территории современной Российской Федерации именно с территории Дагестана. К традиционалистам относятся многочисленные общины суфиев накшбандийского, шазилийского и кадирийского тарикатов.

Для суфийских общин характерен высокий мобилизационный потенциал, претензии на религиозную исключительность, строжайшая организационная замкнутость, конкуренция между суфийскими общинами за сохранение и расширение своей сферы влияния, строгая дисциплина, полное подчинение мюрида своему шейху, который является для него высшим авторитетом не только в религиозных, но и в светских вопросах.

Суфизм за 1000 лет своего функционирования и распространения в данном регионе стал своего рода народной религией. Он глубоко проник в сознание и быт верующих, оказал и продолжает оказывать огромное влияние на развитие общественно-политической, духовной и художественной культуры кавказских народов. Особенно растет роль суфийской идеологии, крупных его деятелей в переломные моменты истории региона, когда суфизм часто политизируется. Так было в 20-50-е годы XIХ века, в 1917-1921 годы и это происходит в конце ХХ века - начале ХXI века.

Представители традиционного ислама выступают за путь «мягкой шариатизации», за упрочение позиций ислама. В то же время в большинстве своем они не разделяют свойственное фундаменталистам стремление к интегральному претворению в жизнь норм ислама. Ообладая значительными финансовыми, административными, а главное электоральными ресурсами, традиционалистские лидеры предпочитают непосредственно не вмешиваться в политический процесс, используя для этого подконтрольные общественные и политические объединения. Все перечисленные факторы помогают традиционному исламу достаточно органично вписаться в региональную политическую систему.

Следует особо отметить, что абсолютное большинство представителей традиционного мусульманского духовенства активно выступили против идеологии религиозно-политического экстремизма и терроризма в регионе.

Модернисты (условно назовем их «новыми мусульманами»), которых представляет незначительная часть интеллигенции, в том числе и мусульманской, учащейся молодежи, средних городских слоев в определенной степени также влияют на общественно-политическую ситуацию в регионе. Они активно выступают за современную трактовку догматов, этики и культа ислама. Исследователи отмечают тенденцию более глубокого восприятия ислама с их стороны, чем то, которое, по их мнению, практикует традиционное духовенство и большинство мусульман. «Новые мусульмане» отличаются уважительным отношением к местному исламскому наследию, взвешенной позицией в вопросах отношения с государственными и муниципальными органами власти.

В то же время их мировоззрению присущи некоторые черты исламского фундаментализма. Стремление мусульман к более тесной интеграции ислама в социальные институты выводит верующих на более широкий и глубокий путь к включению ислама в общественную жизнь регионов Юга России. Государственным структурам, муниципальным органам власти и мусульманским организациям ЮФО важно привлечь на свою сторону «новых мусульман», отсечь их от влияния идеологии религиозно-политического экстремизма.

Одной из основных угроз политической безопасности является политизация ислама на Юге России. На социально-политическую ситуацию в регионе большое негативное влияние оказала и продолжает оказывать идеология ваххабизма, начало активного распространения которого относится к концу 80-х годов ХХ века. От четкого понимания структуры и свойств ислама, а также от осуществляемой на этой основе политики по отношению к исламу и исламскому миру зависит состояние безопасности России: будет ли она иметь нормальные, конструктивные отношения с исламским миром или мусульманский мир будет наращивать экстремистский потенциал, неизбежным следствием чего на практике явится активизация террористической деятельности под исламскими знаменами и лозунгами.

Некоторые западные и российские деятели рассматривают исламскую цивилизацию в целом как агрессивную (Арнольд Тойнби, Хосе Ортега-и-Гассет, Сэмюэл Хантингтон, академик Никита Моисеев), хотя они по-разному объясняют причины этого явления. Последствием такой традиции в рассмотрении ислама стало то, что в сознании части людей пустили глубокие корни подозрительность и неприязнь к представителям ислама, которое отождествляется с мракобесием и насилием.

Как уже отмечалось, серьезную идеологическую и политическую угрозу для Юга России и страны в целом представляет политизированный исламский фундаментализм в форме ваххабизма, поскольку для достижения своих целей он использует вооруженную борьбу и терроризм. Наибольшее распространение с конца 80-х годов ваххабизм получил в Дагестане, Чечне, Ингушетии, Кабардино-Балкарии, Адыгее и Карачаево-Черкесии.

В августе - сентябре 1999 года международные вооруженные бандформирования напали на территорию Дагестана с целью насильственного построения единого исламского государства Дагестана и Чечни вне состава России. После их изгнания с территории Дагестана религиозно-политическая обстановка в республике относительно стабилизировалась. Руководители экстремистских группировок скрылись либо на территории Чечни, либо эмигрировали в страны дальнего зарубежья. Ваххабиты сбрили бороды, растворились среди основного населения. 16 сентября 1999 года Народное Собрание РД приняло закон «О запрете ваххабитской и иной экстремистской деятельности на территории Республики Дагестан». В соответствии с этим законом на территории Республики Дагестан запрещено создание и функционирование ваххабитских организаций. Запрещена деятельность религиозных миссий, их филиалов, учебных заведений, благотворительных и других фондов, военно-спортивных и других лагерей, отдельных физических лиц, проповедующих идеи ваххабизма или других экстремистских учений. Значительную роль в активизации работы правоохранительных органов по противодействию терроризму и религиозному экстремизму сыграло создание и реализация юридической базы по запрещению деятельности на территории РФ организаций экстремистской направленности в виде Закона РФ «О противодействии экстремистской деятельности».

Противодействие терроризму и религиозному экстремизму является одним из приоритетных в работе государственных, правоохранительных органов, органов местного самоуправления субъектов Северного Кавказа. Так, в Республике Дагестан при горрайадминистрациях созданы и функционируют комиссии по противодействию религиозному экстремизму, в сельских администрациях - штабы по противодействию терроризму.

У ваххабизма как формы религиозно-политического экстремизма имеются как сильные, так и слабые стороны. К сильным сторонам относятся: мощный идеологический потенциал, способный мобилизовать отдельные социальные группы (маргинальные слои молодежи, городских жителей, безработную молодежь, часть интеллигенции, студенческой молодежи); привлекательная идея альтернативной модели социальной организации в виде мини-общин, воплощающих идеи братства, равенства и справедливости, имеющих социально-политический, конфессиональный иммунитет от внешних воздействий.

Для обоснования возможности насилия над всеми, кто не подчиняется воле Аллаха, ваххабитами используется известная концепция, согласно которой мусульманин обязан побуждать всех следовать предписанному шариатом и предотвращать совершение запрещенного им. Этот принцип закреплен в ряде стихов Корана, который, например, гласит: «И образуется из вас община, которая будет призывать к добру, побуждать к предписанному и отвращать от запретного» (3:104). Порядок выполнения этой обязанности усматривают в следующих словах Пророка: «Если кто-нибудь из вас увидит нечто запрещенное шариатом, то пусть изменит его своей рукой, а если не сможет сделать этого рукой, то пусть остановит грех своим языком, а если и так не сможет, то - хотя бы своим сердцем, и это будет самым слабым проявлением веры!» Для обоснования своих действий ваххабиты же делают акцент на первой части данного высказывания - предотвращении отклонений от шариата «рукой», то есть насильственным путем.

Одно из центральных мест в идейной платформе сторонников ваххабизма занимает концепция непризнания любой власти, отходящей от предписаний шариата. В качестве основного аргумента в пользу такой позиции они рассматривают положение Корана: «О вы, которые уверовали! Повинуйтесь Аллаху, повинуйтесь Посланнику и вершителям дел из вас» (4:59). Они понимают это требование как категорический отказ подчиняться «неверной» власти. С этой целью они ссылаются и на другие стихи Корана: «И ни за что Аллах не дарует неверным победу над верующими» (4:141), «Не повинуйся неверным и упорно борись с ними при помощи Корана» (25:52).

Исламский экстремизм наносит ущерб авторитету России, выставляя ее перед международным сообществом, международными организациями недемократическим обществом, в котором ущемляются права мусульман.

К слабым сторонам ваххабизма относятся: отсутствие сколько-нибудь разработанной программы и идеологии реформирования общества и государства; идейная, кадровая, организационная слабость самого исламского проекта реорганизации северокавказского, российского общества и государства; сильнейший дефицит компетентных специалистов даже по собственно исламскому праву (фикх), не говоря уже о квалифицированных управленческих кадрах республиканского, регионального или общенационального масштаба; разобщенность религиозно-экстремистского движения, которое расколото на многочисленные противоборствующие группировки, не способные договориться ни между собой, ни с другими общественно-политическими силами о каких-либо совместных действиях (конфликты между ваххабитами и суфиями (тарикатистами), между самими суфиями, между сторонниками различных Духовных Управлений).

Главная угроза общественной безопасности РФ со стороны религиозно-политического экстремизма заключается в его стремлении навязать обществу модель «исламского государства» на основе жесткого, вплоть до вооруженного подавления инакомыслия. Представители ваххабизма отвергают региональную модель ислама, проявляют нетерпимое отношение к неисламским традициям. Главный вызов ваххабизма как формы радикального политизированного ислама лежит не столько в религиозной, сколько в социально-политической плоскости. Ваххабизм на Северном Кавказе обладает определенной мобилизационной идеологией, опирается на поддержку международных исламистских организаций и других внешних сил, которые предоставляют им немалую финансовую, материальную, кадровую и пропагандистскую помощь.

Внедрение ваххабизма обязательно приводит (об этом свидетельствует опыт его распространения в мире) к следующим сугубо негативным для общественной стабильности и государственной безопасности последствиям:

- раскол национального мусульманского сообщества в той или иной стране;

- создание из части расколотого национального мусульманского сообщества (она может быть небольшой) активной антисистемной (антиобщественной и антигосударственной) группы или групп;

- включение этой группы (групп) во всемирную сеть ваххабитских организаций с единой идеологией, централизованным руководством, внешним финансированием и, естественно, идущим извне, из ваххабитского центра (центров) политическим целеполаганием;

- распространение идеологии религиозной и национальной нетерпимости и вражды, реальное осуществление религиозной дискриминации и сегрегации в тех зонах, где ваххабизм сумел закрепиться;

- теоретическое оправдание насилия, экстремизма и терроризма в отношении всех тех, кто провозглашается «неверными»;

активное ведение вооруженной борьбы или осуществление террористических актов против «неверных».

Попытки создания квазиисламского «государства Чечни и Дагестана» вне состава Российской Федерации были предприняты в ходе нападения международных вооруженных бандформирований на Дагестан летом-осенью 1999 года. В 1996-1999 годах в Чечне ваххабиты предприняли определенные шаги по созданию «исламского» государства.

Ваххабитские структуры на Юге России тесно связаны с радикальными исламистскими организациями за рубежом, за которыми просматриваются геополитические интересы как государств исламского мира, так и ряда западных держав. Существует прямая связь между ростом идей об исламском государстве и деятельностью зарубежных исламских организаций на Северном Кавказе, появившихся здесь с конца 1980 - начала 1990-х годов. Для них были характерны практически открытая пропаганда панисламистских идей объединения всех мусульман региона для вытеснения России с Северного Кавказа, создания в северокавказском регионе исламского государства с шариатской формой правления.

Исламский экстремизм, в том числе и ваххабизм, выступает одной из существенных преград процесса возрождения религиозных и духовных ценностей, демократизации общественных процессов на Северном Кавказе, в ЮФО, процессов укрепления государственности в России.

В современных условиях исламский экстремизм - это дестабилизирующий фактор, направленный на обострение меж- и внутрирелигиозных отношений, на раскол российского мусульманского общества, поощрение национал-сепаратизма, «раскачивание» взаимоотношений между региональными и федеральными властями.

Исламский экстремизм наносит ущерб авторитету России, выставляя ее перед международным сообществом, международными организациями недемократическим обществом, в котором ущемляются права мусульман, т. е. умышленно создается негативный образ нашего государства.

Военное поражение в 1999 году привело к спаду деятельности религиозно-политического экстремизма на Северном Кавказе. Эксперимент радикальных исламистов с созданием исламского государства на территории Дагестана и Чечни провалился. В то же время, как показывают события последних лет, религиозно-политические экстремисты перешли от практики открытого противостояния к тактике совершения террористических акций против представителей государственных органов, работников правоохранительных органов, мирного населения с целью подрыва общественной безопасности и стабильности северокавказского общества.

Как пишет известный специалист по исламу в России Алексей Малашенко, «рискну сделать парадоксальное предположение, что в каком-то смысле «ваххабитская прививка» даже пошла на пользу российскому исламу, показав бесперспективность его дальнейшей индоктринации». Согласно экспертным оценкам, проблема исламского фундаментализма и связанного с ним экстремизма и терроризма, на Юге России получит в обозримом будущем свое дальнейшее развитие.

Исламизация является настолько многогранным процессом, что в своих разных ипостасях может выступать и как источник конфликтности, и как фактор, способствующий преодолению некоторых проявлений общественного кризиса. Позитивный конструктивный потенциал исламизации сосредоточен в основном на микроуровне развития этого процесса. Как фактор консолидации и морального оздоровления общества, укрепления доверия к власти и как фактор социально-экономического развития ислам может выступать в основном на уровне небольших, относительно гомогенных в этническом и социально-культурном отношении сообществ, к разряду которых относятся, прежде всего, сельские джамааты и небольшие города. На макроуровне любые уступки правительств давлению исламистов обещают, вероятнее всего, лишь усугубить дестабилизацию и раскол общества.

В то же время реальный взгляд на опыт исламизации, в том числе и на Северном Кавказе, не позволяет однозначно оценить ее как стабилизирующий фактор даже на микроуровне. Возможными издержками исламизации являются внутриконфессиональные конфликты из-за конкуренции между различными исламскими группами, установление «диктатуры шариата» и распространение практики организованного социального насилия, превращение исламистских структур и организаций в инструмент вооруженного давления на правительство, воспитание в населении сектантской нетерпимости к «иному», антигосударственных и антироссийских настроений. Для предотвращения этих явлений необходимо твердое, но в то же время хорошо выверенное государственное регулирование хода исламизации на местном уровне, в том числе путем тесного взаимодействия властей и традиционных структур самоуправления джамаатов.

Несмотря на широкую пропаганду со стороны религиозных активистов, шариатские нормы применяются в основном в семейно-брачных и гражданских отношениях мусульман на Юге России. В целом шариат занимает весьма скромное место в жизни сельских и городских мечетских общин региона.

Специфика современной ситуации состоит в том, что прежние схемы обеспечения политической безопасности уже не работают, а новые подходы и методы еще невозможно использовать в переходных политических условиях. Отсюда - необходимость в концептуальном осмыслении проблем обеспечения политической безопасности в условиях становления новой системы государственной власти в современном российском обществе.

Государственным органам Российской Федерации необходимо разработать комплексную систему противодействия религиозно-политическому экстремизму, направленному на подрыв безопасности субъектов региона, возбуждение социальной, религиозной, национальной розни, ненависти и вражды. Органам государственной власти, муниципальных образований следует уделять особое внимание воспитанию населения в духе этноконфессиональной толерантности, неприятия идеологии религиозно-политического экстремизма.

Государственным органам, общественным и религиозным организациям Северного Кавказа необходимо выработать комплексную программу мер, направленных на достижение этноконфессиональной толерантности как основы межэтнического и межрелигиозного общения и согласия, сохранение и укрепление этноконфессионального пространства Юга России, мирного сосуществования и сотрудничества различных народов и конфессий.


Кафлан Ханбабаев  
Комментарии:
Оставить комментарий
Представьтесь

Ваш email (не для печати)

Введите число:
Что Вы хотели сказать? (Осталось символов: )
система комментирования CACKLE
Валерий

Александр

Валерий

Валерий

Валерий

Александр

Валерий Коровин. Конец проекта "Украина"

Александр Дугин. Украина. Моя война

Валерий Коровин третья мировая сетевая война

информационное агентство Новороссия

МИА Новороссия


Свидетельство о регистрации СМИ "Информационно-аналитического портала "ЕВРАЗИЯ.org"
Эл № ФС 77-32518 от 18 июля 2008 года. Свидетельство выдано "Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций".
 


Rambler's Top100