23 октября, понедельник | evrazia.org |  Добавить в закладки |  Сделать стартовой
б.Украина | Интервью | Аналитика | Политика | Регионы | Тексты | Обзор СМИ | Геополитика | Кавказ | Сетевые войны
Абубакаров - воспитанник традиционного для Дагестана и Чечни ислама, последовательно и смело выступал против ваххабизма, изобличая его идеологию, практику Военные столкновения между ваххабитами и последователями суфизма
Российские власти прозевали ваххабизм"
Начавшийся в Чечне процесс шариатизации показал полную неподготовленность граждан и духовенства к этой ситуации - республике практически не было глубоко подготовленных шариатских судей Шариатское правление в Чечне и его последствия
Кавказ не готов к обустройству исламского государства"
Практические деяния ваххабитов, во всяком случае, тех, кто маскировался под ними, сопряжены многочисленными преступлениями против личности Исламский радикализм как фактор общественной угрозы
Ваххабизм был привит Кавказу мондиалистами"
Несмотря на чудовищно подрывную миссию так называемых «национал-демократов», наша русская, евразийская империя свободных народов найдёт место и для них Евразийство vs национал-демократия: кому действительно нужна Великая Россия?
«Нацдемы» не смогут остановить Империю"
Запад - внутри нас во всех смыслах, включая сознание, анализ, систему отношений, значений и ценностей. Нынешняя цивилизация еще не вполне русская, это не русский мир, это то, что еще только может стать русским миром Шестая колонна - главный экзистенциальный враг России
У России есть враг и пострашнее «пятой колонны»"
Америка сегодня падает. Это падающий гигант. Падение статуи Свободы будет внушительным. Однако сегодня падает и Россия. Ее падение не столь масштабно, но чувствительно Ставка в международной политике: кто рухнет первым
Государство как идеология не ограничено ничем"
В феврале прошёл столетний юбилей Февральской революции. Через несколько месяцев мы отметим столетие эпохального события не только российского, но и мирового уровня – Октября 1917 года. В последнее время тема революционного столетия регулярно поднимается «Оранжевый» Февраль и Красный Октябрь 1917-го
«Оранжевый» Февраль и Красный Октябрь"
Итоги переговоров по Сирии ещё раз подтвердили, что если где и может быть решено будущее Ближнего Востока, так это только в Астане. Именно этот формат, максимально удалённый от американского влияния, от уходящей администрации Обамы-Клинтон, от попыток исп Астана надежды нашей
Астана надежды нашей"
Под конец уходящего 2016 года неожиданно среди обсуждаемых в СМИ и экспертном сообществе тем оказалось создание «российской политической нации». Ранее этот вопрос поднимался на редко получавших широкое освещение круглых столах и конференциях, в том числе «Россиянство»: опасность простых решений
Россия – это сложно!"
Ремень от РПК привычно натирает плечо, мы возвращаемся на обед со своих позиций в место постоянной дислокации, находящейся недалеко от наших позиций в дачном поселке. До войны это был прекрасный поселок, окруженный живописным степным пейзажем со множество Очерки окопной войны
Тайна войны в Великой степи"
Попалась на глаза одна сопливая история на днях. Украинофильный портал bbcccnn.com.ua написал историю про боевика "АТО", онкобольного, молодого, отвергнутого семьей и друзьями, в общем, самого разнесчастного кровопийцу Владимира Бабия. Родом это туловище Отработанные "патроны" Порошенко или куда деваются "киборги"
Судьба "киборга""
Согласно всем социологическим опросам, проведённым на Украине, Юлия Тимошенко уверенно лидирует среди потенциальных кандидатов в президенты Украины. Вместе с тем, всё чаще поднимается вопрос о проведении там досрочных выборов президента. С одной стороны, Украинский Трамп или конец Украины?
Украина: продлить агонию"
Америка на пути к распаду Америка на пути к распаду
СШа трещат по швам"
Америка мягко стелет, но в России спать на её кроватках жестковато Под мягким каблуком
Под каблуком"
Метод захвата медиапространства состоит в том, что определенная организация работает со всевозможными СМИ и при этом не дает показаться в информационном поле другим организациям Тихо и незаметно: способы ведения информационной войны
Если войны не видно, это не значит, что ее нет"
«Мы показали, что в мире больше нет одного хозяина, который вправе распоряжаться судьбами народов только по собственному произволу» Признание, окончательно и бесповоротно
Россия спасла от геноцида осетин и абхазов"
Неоевразийство — политическая философия, наследующая классическому евразийству и русской консервативной мысли. Классическое евразийство возникло в среде русской эмиграции, размышлявшей о причинах краха русской культуры и гибели государства. Неоевразийство Неоевразийство как ценностная система
И снова об идеях..."
Десять лет исполняется сегодня, 17 сентября 2016 года, со дня референдума о независимости и присоединении к России, который прошёл в Приднестровской молдавской республике (ПМР) в 2006 году. 97,2% граждан, принявших участие в голосовании, поддержали курс н Евразийский вектор Приднестровья
10 лет выбора ПМР"
В сентябре 2017 года исполняется 75 лет подвига подпольной комсомольской антифашистской организации «Молодая гвардия» шахтёрского города Краснодона в годы Великой Отечественной войны. Представители трёх, родившихся в советское время, из четырёх живущих ны Отлучённые от будущего
Изъятые из школьной программы"
Одна из основных особенностей Азербайджана, отличающая его от других постсоветских стран заключается в том, что руководством республики был взят курс на гармонизацию отношений в межнациональной сфере. Это, конечно же, не означает, что все трудности преодо Азербайджан: русские и геополитика
Мультикультурализм по-азербайджански"
революция, солидаризм, Февральская, Октябрьская, Евгений Савченко, солидарное общество, Белгородчина, Белгород, профсоюзы, профсоюзное движение Извлекая уроки русской революции 1917 года
Революция и солидаризм"
Действовать жёстко, с кровью, не был готов никто из элит - советские элиты были очень миролюбивы, - кроме отмороженных либералов-русофобов Американский переворот в пользу Ельцина
Пора привлечь к ответу виновников октябрьской бойни"
Это, в сущности, был и есть флаг брокеров, маклеров, эксклюзивных дистрибьютеров, архитекторов саморазрушающихся финансовых пирамид и топ-менеджеров нефтегазовых монополий День торговли
Бело-сине-красный триколор по-прежнему символизирует торговлю"
Американских сторонников Трампа, разочаровавшихся в нем после ударов по Сирии и военных выпадов против Северной Кореи, на неделе порадовала новость о поддержке отечественного производителя. «Покупай американское, нанимай американцев», - так коротко назвал Трамп против "болота"
Доктрина Монро как шанс для мира"
Немного найдётся символов России, которые настолько широко известны в мире, как автомат Калашникова. И, несомненно, он – часть нашей культурной экспансии в мире. Его знаю те, кто и читать-то не умеет. Это оружие давно стало напоминанием о силе русского ор Калашников: Десять оттенков совершенства
Вселенная «Калашников»"
В 2014 году указом Президента России утверждены Основы государственной культурной политики, чего до этого не было. Либералы-западники, державшие в своих руках практически все государственные и частные СМИ на протяжении 1990-х да и               2000-х г.г Евразийство Пахмутовой
Нежность нового евразийства"
Сегодня, 27 января 2017 года, в возрасте 62 лет ушел от нас великий мыслитель, русский философ, знаток права, член Союза писателей России, поэт и режиссер Владимир Игоревич Карпец. Выражаем соболезнования семье, близким и друзьям Владимира Игоревича. Владимир Карпец: Защитник идеи Русской Монархии, Русского Царства, Третьего Рима
Умер Владимир Карпец"
Интервьюировал Геннадий Дубовой Абдула: Если мы не поможем русским на Донбассе, то кто потом поможет нам?
Абдула: Афганистан и Донбасс"
Наталья Макеева Андрей Чернов Луганск 1 Новороссия, ДНР, ЛНР, Донецк Луганск Донбасс война Русский мир – это собственно и есть идея Большой России. Ведь государство не может существовать только ради решения технических проблем – экономика, дороги, пенсии, Наталья Макеева: Русский мир – это пространство спасения
Новороссия - в наших генах!"
Новороссия, Донбасс, ДНР, ЛНР, война, перемирие, образ будущего, идеология, Геннадий Дубовой, Фёдор Березин Почему не состоялась Новороссия? Будут ли на Донбассе миротворцы ООН? Что ждёт ЛДНР и Украину – возвращение домой, в Россию или прозябание? Эти и д Воин и писатель ДНР Федор Березин: "Катастрофически не хватает Утопии…"
Не хватает Утопии"
 АВТОРСКИЕ КОЛОНКИ

Умеренные, радикалы и прочие: причины раскола салафитского движения Дагестана
Концепция джихада в исламе имеет довольно широкий спектр смысловых восприятий, в радикальном же салафизме наблюдался примат т. н. «джихада меча» в его диверсионно-террористической форме 9 ноября 2012, 09:00
Версия для печати
Добавить в закладки
Раскол в салафитском движении Дагестана в целом был обусловлен отсутствием жесткого единоначалия и размежевания методик и целей

В постсоветский период социальная обстановка в Дагестане на конфессиональном поле накалялась до предела. Население выражало неприятие идей обновления, которые выдвигали значительно активизировавшиеся в то время ваххабиты. Особенно сильно это проявилось в 1999 году - непосредственно перед нападением боевиков Басаева и Хаттаба на Дагестан.

Резкая критика посещений кладбищ, а в некоторых селах разрушение надмогильных плит, неуважение и нигилизм, проявляемые в отношении традиционного пантеона суфийских устазов и шейхов, отрицание мавлидов и прочие акции представителей салафийи не находили поддержки и внутри самого движения. В салафитском, на первый взгляд монолитном организме, начали проявляться центробежные силы. В итоге, по мере развития и углубления противоречий, в 1995-1996 годах в движении произошел раскол.

Сразу после возникновения внутриисламских противоречий в дагестанском обществе распространились слухи о щедром финансировании ваххабитов из-за рубежа.

В целом наметилось три течения. Выделилась довольно большая, численностью более 2000 человек группа сторонников Мухаммеда Багауддина, которых относят к радикальному течению салафитского движения. Другим ярким представителем северокавказского салафизма являлся Ахмад-кади Ахтаев - его сторонники насчитывали около 2000 человек. Ахтаев являлся лидером умеренных салафитов. И третье, сравнительно малочисленное движение салафизма (можно охарактеризовать его как движение салафитских затворников), возглавляемое Ангутаевым Ангута, более известным под именем Аюб Астраханский. Они в основном развернули свою деятельность в Астрахани, где и проживал их лидер.

Радикальное крыло, возглавляемое Багауддином, являлось воинственным, ставившим целью силой оружия отстаивать и внедрять свои идеи. Центром радикального салафизма был город Кизилюрт. Основная деятельность представителей данного направления салафизма на начальном этапе развития (1990-1994) заключалась в получении знаний. Багауддин был арабистом-филологом и развернул активную образовательную деятельность в Кизилюрте и других местностях Дагестана. Большое внимание было уделено укреплению убежденческой базы - акиды. Она должна была исходить из тавхида - концепции совершенного единобожия. Кстати, одно из самоназваний саудовских (исторических) ваххабитов - мувахидун, то есть единобожники.

Радикальные салафиты, или неоваххабиты, в своих идеологических, ревизионистских устремлениях подошли, пожалуй, к самому дебатируемому и спорному понятию в исламе, а именно концепции такфира - обвинения в неверии. Молодые, ангажированные адепты радикального салафитского движения начали идеологический «штурм» своих односельчан, родственников, обвиняя их в различных формах неверия и отхода от собственно исламского ядра. Все это привело к резкому недовольству общества и, в частности, сельских джамаатов в отношении всей идеологии салафизма.

Сторонники Багауддина выступали против мавлидов - празднования дня рождения пророка Мухаммада, которые на протяжения всей советской власти были одной из немногих социальных нитей с традиционной исламской системой взглядов. Критике радикальных салафитов подвергся также культ мертвых: надмогильные постройки и в большей мере мавзолеи и гробницы (мазары) суфийских шейхов и устазов. Радикальные салафиты были против всякого почитания суфийских авторитетов, которому уделялось большое место в Дагестане.

Сразу после возникновения внутриисламских противоречий в дагестанском обществе распространились слухи о щедром финансировании ваххабитов из-за рубежа. Действительно, в начале 90-х годов на Северном Кавказе были открыты представительства некоторых исламских (арабских) организаций, которые в свою очередь учреждали и финансировали центры салафитского развития. В Кизилюрте и других местностях открывались медресе. В селе Первомайское Хасавюртовского района Дагестана был открыт издательский центр «Сантлада», которым был налажен выпуск литературы исламского содержания.

У представителей «багауддиновцев», помимо центров и медресе, были также военно-спортивные лагеря, где проводилась физическая подготовка и укрепление «исламского духа», прежде всего, дагестанской молодежи. Радикальные салафиты понимали, что духовенство совместно с властью приступит к принятию жестких мер в отношении их устремлений и начнет идеологическую чистку. Салафитские лидеры стали склоняться к необходимости ведения с властями вооруженных действий. В связи с этим актуализировалась собственно идея джихада. В принципе, концепции джихада уделялось большое внимание на всех этапах развития салафитского движения, но сама идея джихада с воодушевлением воспринималась именно адептами радикального салафизма. Концепция джихада в исламе имеет довольно широкий спектр смысловых восприятий, в радикальном же салафизме наблюдался примат т. н. «джихада меча» в его диверсионно-террористической форме.

Усиление салафитского движения и приток в их ряды представителей интеллигенции беспокоило власть. В сфере влияния реакционеров оказались некоторые ученые, врачи, педагоги, инженеры и другие представители интеллигенции, чей потенциал оказался не востребован обществом.

Умеренных же салафитов, в особенности городскую интеллектуальную молодежь, в идеолого-теологической области можно отнести скорее к обновленцам-реформаторам, нежели, собственно, к классическому салафитскому движению в том ракурсе и оценке, которая существует в востоковедческой литературе.

Ахмад-кади и его сторонники представляли собой, скорее, исламистов-прагматиков, которые, не вписываясь, в привычные радикальные клише, выступали за диалог с оппонентами, были готовы отказаться от наиболее одиозных установок и добиваться успеха, используя демократические институты. Основной их идеал в сфере культа и ритуала было неукоснительное следование Сунне пророка Мухаммада и первых трех поколений мусульман.

Однако, коренное различие их от радикалов лежало в области методов ведения борьбы за установление исламских положений. Умеренные салафиты не подвергали безоглядной критике современное состояние общества, понимая, что необходимо внести лепту в улучшение этого общества. Последователи Ахмад-кади были склонны к анализу и являлись сторонниками эволюционно-интенсивного движения к поставленным целям, в их цели не входили антиконституционные или антиобщественные методы. Задачами являлись возврат к классическому мусульманскому сознанию, мягкая шариатизация и исламизация, а также работа на привнесение морали ислама во все сферы жизни.

Умеренные салафиты считали вполне приемлемым тезис о возврате к дореволюционному положению ислама, когда существовал некий паритет идеологий, воплотившийся в частности в явлении правового плюрализма.

Правовой плюрализм заключался в наличии как шариатских, так и российских судебных органов. В реализации же идейных установок требовалось максимально минимизировать негативный общественный резонанс, способствуя естественному восприятию исламских ценностей интеллигенцией и студенчеством. Умеренные салафиты не преследовали целей приодеть всех в религиозные одеяния, не призывали и строго не следовали внешнему виду, такому как борода и укорачивание брюк, заявленному радикальными салафитами в качестве единственно верного примера для подражания.

Ситуацию, сложившуюся на тот момент в Дагестане, и в целом в северокавказском регионе, сторонники умеренного салафитского движения считали заранее спланированным некоей «третьей силой» с участием других заинтересованных групп, сценарием по дестабилизации и глубокому расколу мусульманской уммы. Они считали, что конфликт внутри ислама и между двумя мусульманскими группами выгоден, прежде всего, тем, кто мечтает о дестабилизации ситуации на Кавказе. Умеренный салафизм предлагал своим сторонникам, не ввязываясь в унизительную «драку» и никчемное выяснение отношений, уделять больше внимание приобретению знаний.

Раскол в салафитском движении не был концептуальным. Все претензии сторон вращались вокруг незначительных внешних атрибутов исламской этики. Немаловажную роль в начале раскола сыграл финансовый вопрос. Дело касалось контроля и распределения денежных средств, поступавших от благотворительных исламских организаций Саудовской Аравии, Катара, Объединенных Арабских Эмиратов. Почти с самого начала Багауддин установил связь с арабскими деловыми и финансовыми кругами с целью получения помощи. С началом раскола и противоречий с Ахтаевым Багауддин все больше позиционировал себя единственным и реальным проводником салафитских, а значит «чистых» исламских идей в Дагестане. К середине 90-х годов почти все финансовые средства были сконцентрированы у радикалов и попали под контроль Багауддина.

Примечательно, что все три лидера направлений дагестанского салафизма до распада Советского Союза и начала 1990 года входили в Исламскую Партию Возрождения, представляя единую сплоченную силу.

Тем временем Ахмад-кади, потеряв контроль над финансовыми средствами, остался без части сторонников, которые не видели реальных перспектив в умеренных взглядах и частично были на самом деле движимы меркантильными целями. Тем более что наладить учебно-образовательный и просветительский процесс в движении Ахтаеву не удалось. Инициатива полностью перешла к Багауддину, который уже объявил себя единоличным амиром Исламского Джамаата Дагестана.

Несколько отдаленным от блока Багауддина и Ахмад-кади, как амиров умеренного и умеренно-радикального джамаатов, предстает группа Аюба Астраханского. Его сторонники придерживались тезиса: «Кто не с нами, тот против нас». Их можно отнести к «неоваххабитам», постольку аюбисты были довольно щепетильны в следовании «пунктам ширка» саудовского реформатора XVIII века Мухаммеда Ибн Абд-аль-Ваххаба. Согласно интерпретации этих пунктов, под куфр и ширк подпадало почти все население Дагестана, за исключением самого идеолога радикалов и группы его сторонников.

Некоторые исследователи склонны представлять аюбистов ультрарадикалами, однако радикализм их находился в области идеологии, а не практики. Идеологические посылы аюбистов-радикалов представляли собой крайнюю форму мракобесия и ксенофобии. Это проявляется в следующем. Допустим, если ты не считаешь кафира или мушрика за такового, то сам становишься им, то есть кафиром или мушриком. Основная «неоваххабитская» формула выражается так: «Если ты не считаешь кафира кафиром, то сам - кафир».

Так, неверными и язычниками объявлялись и авторитетные мусульманские ученые, не приемлющие подобные идеологические интерпретации реакционных «ваххабитов», проводимых на Северном Кавказе Аюбом. Крайне негативно отзывались аюбисты о мусульманах Дагестана и Чечни, не входящих в их блок. Для этого он должен был явиться к самому «шейху Аюбу» с намерением принять идеологию ультра-салафийи. Удивительным может показаться то, что аюбисты не поддерживали идею «джихада в Чечне».

Как видим, салафитское движение было довольно разнопланово. Оно представляет интересы разных социальных слоев. В умеренной салафийе представлена студенческая молодежь, интеллигенция, некоторые симпатии к ним питают представители профессорско-преподавательского состава. Сторонники умеренной салафийи - это представители «просвещенного» или интеллектуального ислама: не агрессивные, молодые люди, большей частью с базовым, вузовским и послевузовским образованием.

В рядах же радикальных салафитов находятся представители крестьянства, обедневшие сельские жители, безработные городские. Они, как правило, не имеют высшего образования, мало занимаются расширением своего познавательного кругозора, ограничиваясь узко религиозными догматами. Их характеризует резкий негативный настрой по отношению к органам государственной власти, особенно к силовым ведомствам.

В свою очередь, социальный портрет аюбиста можно характеризовать как человека, едва ли завершившего курс среднего образования, нашедшего в реакционных идеях Аюба спасительную панацею от всех проблем и способ приобрести доселе не существующий социопсихологический статус. Прибегая к резко агрессивным идеям, молодой ангажированный адепт находил в них подтверждение и отклик своему внутреннему миру. Внутренний мир, представлял человека морально и духовно замкнутого, отторгнувшего себя от общества и государства и подобным базисом укреплявшего свой статус.

Раскол в салафитском движении Дагестана в целом был обусловлен отсутствием жесткого единоначалия и размежевания методик и целей. Каждый из руководителей салафитского направления находился в своем замкнутом географическом и идейно-правовом поле. Ахмад-кади в основном проживал в столице Дагестане - городе Махачкала. Багауддин - лидер радикалов - жил в Кизилюрте (небольшой городок в пятидесяти километрах от столицы республики), где и возглавлял медресе. Аюб занимался своей проповеднической деятельностью в Астрахани. На каком-то этапе между ними произошли трения в вопросах методики и идейных посылов. Взаимные обиды, начавшиеся с несущественных вопросов, в частности, внешней формы, переросли в недопонимание целей и задач друг друга.

Примечательно, что все три лидера направлений дагестанского салафизма до распада Советского Союза и начала 1990 года входили в Исламскую Партию Возрождения (ИПВ), представляя единую сплоченную силу под руководством Ахмад-кади Ахтаева. Но с учащением заграничных вояжей, доступом к финансовым каналам и новым идеологическим источникам в салафизме наметились центробежные тенденции. Радикальный салафизм, прежде всего, испытал на себе влияние «саудовского» ислама. Некоторые богословы и религиозные деятели КСА, наладившие связь с Багауддином, имели, естественно, свое видение ислама и небезуспешно экспериментировали его внедрение на дагестанскую почву посредством влияния на джамааты. Распространению радикального салафизма (саудовского разлива) способствовала и литература «ваххабитского» толка.

Раскол в дагестанском салафизме был вполне предсказуем и естественен, постольку полярность и социальная градация, так или иначе, привели бы к размежеванию. Другое дело, что это явление было не совсем адекватно и трезво воспринято сторонами.


Ханжан Курбанов  
Комментарии:
Оставить комментарий (1)
Представьтесь

Ваш email (не для печати)

Введите число:
Что Вы хотели сказать? (Осталось символов: )
система комментирования CACKLE
Валерий Коровин Геополитика и предчувствие войны Удар по России издательство Питер Валерий Коровин. Имперский разговор Александр Дугин. Русская война Валерий Коровин. Россия на пути к Империи Валерий Коровин. Накануне Империи Валерий Коровин. Накануне Империи Александр Дугин. Новая формула Путина Валерий Коровин. Конец проекта "Украина" Александр Дугин. Украина. Моя война Валерий Коровин третья мировая сетевая война Информационное агентство Новороссия А. Дугин. Четвёртый путь А. Дугин. Ноомахия. Войны ума Валерий Коровин. Удар по России Неистовый гуманизм барона Унгерна А. Дугин. Теория многополярного мира МИА Новороссия
Свидетельство о регистрации СМИ "Информационно-аналитического портала "ЕВРАЗИЯ.org"
Эл № ФС 77-32518 от 18 июля 2008 года. Свидетельство выдано "Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций".
 


Рейтинг@Mail.ru