27 апреля, четверг | evrazia.org |  Добавить в закладки |  Сделать стартовой
б.Украина | Интервью | Аналитика | Политика | Регионы | Тексты | Обзор СМИ | Геополитика | Кавказ | Сетевые войны
Черные клобуки пришли на Русскую землю и, на деле доказав ей свою преданность, были приняты как равные. Потомки их, помня добро, когда-то оказанное им славянами, неуклонно следовали традиции, заложенной предками Воины с Поросья: верой и правдой Русскому миру
Вся история России сделана казаками"
Современным политическим «лисам» не обязательно иметь живого прибалтийского тигра, достаточно использовать его шкуру в целях своих информационных манипуляций Удобная шкура мертвого тигра
Запад отделывается от проблем Прибалтики"
Курдам необходимо стремиться к цивилизованному способу создания своей государственности и своими мирными намерениями и поступками привести к этой мысли власти Турции и Ирана Курдский мир
Во имя своего государства курдам не следует враждовать с Турцией"
Америка мягко стелет, но в России спать на её кроватках жестковато Под мягким каблуком
Под каблуком"
Метод захвата медиапространства состоит в том, что определенная организация работает со всевозможными СМИ и при этом не дает показаться в информационном поле другим организациям Тихо и незаметно: способы ведения информационной войны
Если войны не видно, это не значит, что ее нет"
Информационные методы воздействия включают в себя использование информации и информационных технологий как основного средства воздействия на противника Стратегия ведения информационной войны
Промывка мозгов становится главным оружием"
Абубакаров - воспитанник традиционного для Дагестана и Чечни ислама, последовательно и смело выступал против ваххабизма, изобличая его идеологию, практику Военные столкновения между ваххабитами и последователями суфизма
Российские власти прозевали ваххабизм"
Начавшийся в Чечне процесс шариатизации показал полную неподготовленность граждан и духовенства к этой ситуации - республике практически не было глубоко подготовленных шариатских судей Шариатское правление в Чечне и его последствия
Кавказ не готов к обустройству исламского государства"
Практические деяния ваххабитов, во всяком случае, тех, кто маскировался под ними, сопряжены многочисленными преступлениями против личности Исламский радикализм как фактор общественной угрозы
Ваххабизм был привит Кавказу мондиалистами"
Несмотря на чудовищно подрывную миссию так называемых «национал-демократов», наша русская, евразийская империя свободных народов найдёт место и для них Евразийство vs национал-демократия: кому действительно нужна Великая Россия?
«Нацдемы» не смогут остановить Империю"
Запад - внутри нас во всех смыслах, включая сознание, анализ, систему отношений, значений и ценностей. Нынешняя цивилизация еще не вполне русская, это не русский мир, это то, что еще только может стать русским миром Шестая колонна - главный экзистенциальный враг России
У России есть враг и пострашнее «пятой колонны»"
Америка сегодня падает. Это падающий гигант. Падение статуи Свободы будет внушительным. Однако сегодня падает и Россия. Ее падение не столь масштабно, но чувствительно Ставка в международной политике: кто рухнет первым
Государство как идеология не ограничено ничем"
Итоги переговоров по Сирии ещё раз подтвердили, что если где и может быть решено будущее Ближнего Востока, так это только в Астане. Именно этот формат, максимально удалённый от американского влияния, от уходящей администрации Обамы-Клинтон, от попыток исп Астана надежды нашей
Астана надежды нашей"
Под конец уходящего 2016 года неожиданно среди обсуждаемых в СМИ и экспертном сообществе тем оказалось создание «российской политической нации». Ранее этот вопрос поднимался на редко получавших широкое освещение круглых столах и конференциях, в том числе «Россиянство»: опасность простых решений
Россия – это сложно!"
14 декабря 2016 года функционер так называемого «Совета муфтиев России», настоятель Соборной мечети Москвы Ильдар Аляутдинов сделал громкое заявление о якобы имеющем место угнетении мусульман Мьянмы. «Мы с ужасом наблюдаем массовое угнетение мусульман и т Казус Мьянмы
Казус Мьянмы"
В 2014 году указом Президента России утверждены Основы государственной культурной политики, чего до этого не было. Либералы-западники, державшие в своих руках практически все государственные и частные СМИ на протяжении 1990-х да и               2000-х г.г Евразийство Пахмутовой
Нежность нового евразийства"
Сегодня, 27 января 2017 года, в возрасте 62 лет ушел от нас великий мыслитель, русский философ, знаток права, член Союза писателей России, поэт и режиссер Владимир Игоревич Карпец. Выражаем соболезнования семье, близким и друзьям Владимира Игоревича. Владимир Карпец: Защитник идеи Русской Монархии, Русского Царства, Третьего Рима
Умер Владимир Карпец"
В середине ноября была затронута в СМИ скользкая тема, основанная на сюжете английского военкора, ставшего родным за время войны в Донбассе Грэма Филлипса о ростовских настроениях и взглядах обывателя по поводу происходящего противостояния жителей шахтерс Опасная «глухота»
Опасная «глухота»"
Джонс: Мир готов к переменам Джонс: Мир готов к переменам
После Обамы"
Когда во главе России встанет человек, который скажет, что Россия создана русскими, их невероятными жертвами - тогда можно будет сказать, что произошел патриотический переворот Шафаревич: Русский - по определению и без определения
Интервью с философом, академиком РАН Игорем Шафаревичем"
Томилав Сунич: Евроcоюз - один из показушных проектов Томилав Сунич: Евроcоюз - один из показушных проектов
Евросоюз - показуха!"
Неоевразийство — политическая философия, наследующая классическому евразийству и русской консервативной мысли. Классическое евразийство возникло в среде русской эмиграции, размышлявшей о причинах краха русской культуры и гибели государства. Неоевразийство Неоевразийство как ценностная система
И снова об идеях..."
Десять лет исполняется сегодня, 17 сентября 2016 года, со дня референдума о независимости и присоединении к России, который прошёл в Приднестровской молдавской республике (ПМР) в 2006 году. 97,2% граждан, принявших участие в голосовании, поддержали курс н Евразийский вектор Приднестровья
10 лет выбора ПМР"
В свое время один из основателей геополитики Карл Хаусхофер настаивал на необходимости популяризации этой науки, да еще так широко, чтобы о ней говорили на улице Противостояние будет вечным
История доказывает, что Европе верить нельзя"
Американских сторонников Трампа, разочаровавшихся в нем после ударов по Сирии и военных выпадов против Северной Кореи, на неделе порадовала новость о поддержке отечественного производителя. «Покупай американское, нанимай американцев», - так коротко назвал Трамп против "болота"
Доктрина Монро как шанс для мира"
Действовать жёстко, с кровью, не был готов никто из элит - советские элиты были очень миролюбивы, - кроме отмороженных либералов-русофобов Американский переворот в пользу Ельцина
Пора привлечь к ответу виновников октябрьской бойни"
Достаточно очевидно, что центральные СМИ транслируют преимущественно модернизационную культуру в целом, а также ценности современной политической культуры Дискретность информационного пространства Юга России
Политика СМИ не согласована с регионами"
Согласно всем социологическим опросам, проведённым на Украине, Юлия Тимошенко уверенно лидирует среди потенциальных кандидатов в президенты Украины. Вместе с тем, всё чаще поднимается вопрос о проведении там досрочных выборов президента. С одной стороны, Украинский Трамп или конец Украины?
Украина: продлить агонию"
18 марта 2017 года, мы отмечаем третью годовщину «Русской Весны». Отмечаем и вспоминаем с противоречивыми чувствами. С одной стороны, это день настоящего единения русского народа, русской цивилизации. В самой России, в Крыму и на Донбассе, Днепропетровске В ожидании Русской весны
Русская весна - будет!"
В сети разгорелись не слабые споры по материалу военкора Дмитрия Стешина «Донбасс – муки за всех»,  на тему: почему Россия не смогла адекватно ответить Украине после очередного ее расстрела Донбасса. Руслан Ляпин Не надо себе врать
Украина - БУ. Или нет?"

Реальная страна | Энвер-паша и среднеазиатское басмачество: различные интерпретации в исследовательской литературе | Ал-др И. Пылев | 30.03.2004

Энвер-паша и среднеазиатское басмачество: различные интерпретации в исследовательской литературе

Ал-др И. Пылев

Одна из узловых проблем новейшей политической истории Средней Азии — движение басмачества, до сих пор всесторонне не изучено в исторической науке. Социальная база и движущие силы среднеазиатского басмачества, его региональная специфика, идеология движения — таков примерный перечень вопросов, требующих дальнейшего изучения. Как известно, важным персонажем в истории движения, сумевшим на короткое время возглавить отряды басмачей в т.н. Восточной Бухаре (современный Таджикистан), стал Исмаил Энвер-паша (1881-1922), один из лидеров младотурецкого движения, с 1913 по 1918 г. занимавший пост военного министра Османской империи. Его роль и влияние на басмаческое движение в Средней Азии в целом, его взаимоотношения с другими лидерами до сих пор исследованы недостаточно полно. Из-за различных политико-идеологических установок и подходов в отечественной (советской) и зарубежной литературе, а также недостаточности источников и материалов, доступных для изучения, выводы относительно его деятельности в Средней Азии противоречивы. В советских исследованиях по истории Гражданской войны и басмачества в Средней Азии Энвер-паша представлен как «агент международного (прежде всего, английского) империализма», «авантюрист, преследующий в Средней Азии собственные цели», автор «авантюристических планов по объединению всех пантюркистских и панисламистских реакционных сил», во главе которых должно было стоять «контрреволюционное басмаческое движение». [1]

Энвер паша

Релевантные ссылки:

Как лечили Будду (Таджикистан)


В литературе западной, деятельность Энвер-паши в Средней Азии характеризовалась следующим образом: именно он помог басмаческому движению преодолеть племенную и идеологическую разнородность, придать ему военно-политическое и идеологическое единство, т.е. то, чего, по мнению зарубежных исследователей, как раз не хватало басмаческому движению для победы над «большевизацией» и «советизацией» Средней Азии. Утверждалось даже, что если бы у Энвер-паши была возможность продолжать свою деятельность, то он, возможно, положил бы конец присутствию большевиков в Туркестане. [2] Таковы итоговые выводы советской и зарубежной историографии относительно деятельности Энвер-паши в Средней Азии, представленные в работах начала 80-х годов. Как видно, при совершенно разных подходах, в работах как советских, так и зарубежных исследователей Энвер-паше отводится фактически центральное место в истории среднеазиатского басмачества.

Впрочем, в зарубежных работах 20-30-е годов ХХ столетия, писавшихся в основном очевидцами событий в Средней Азии (политиками, дипломатами, разведчиками иностранных государств), представлены несколько иные оценки. Так, имеются утверждения о «непоправимых ошибках Энвер-паши», возникших из-за «игнорирования им местных среднеазиатских условий»; это обстоятельство привело к тому, что Энвер-паша, как новый лидер движения, «получил поддержку далеко не всех социальных слоев даже в Бухаре». [3] В работах некоторых современных российских исследователей также подвергается сомнению тезис о безоговорочном лидерстве Энвер-паши в басмаческом движении: так, историк Ю. Ганковский ставит вопрос о деятельности бывшего лидера младотурок «среди», а не «во главе» среднеазиатских басмачей. [4]

В связи с рассматриваемой проблемой, особое внимание исследователя призвана привлечь подробная биография Энвер-паши, написанная турецким автором Ш. С. Айдемиром (1897-1976 гг.). По образованию Ш. Айдемир был экономист, однако в молодости принимал активное участие в событиях, связанных с распадом Османской империи, бывал и в Средней Азии, где непосредственно наблюдал интересующие нас события. С Энвер-пашой Шевкет Сурейя Айдемир встречался во время Первой мировой войны на Кавказском фронте, а позднее — в Москве, где последний изучал экономику в знаменитом Университете КУТВ . После возвращения уже в республиканскую Турцию Айдемир работал экономистом в различных правительственных структурах Республики. [5] Биография Энвер-паши в 3-х томах — результат его собственных наблюдений и исследований, проведенных в более позднее время. Значительное место в данном труде отведено последнему периоду жизни и деятельности Энвер-паши в Средней Азии (осень 1921 г. — лето 1922 г.). Это сочинение выдержало 5 изданий на турецком языке, по нашим данным, еще не вводилось по рассматриваемой проблематике в научный оборот (по крайней мере, в отечественной литературе). Исследуя деятельность Энвер-паши в Средней Азии, Ш. С. Айдемир в качестве источника использует работы Заки Валидова (Зеки Велиди Тогана) (1890-1970 гг.), бывшего председателя автономной Башкирской республики, впоследствии разорвавшего сотрудничество с большевиками и эмигрировавшего сначала в Бухару, затем в Турцию. [6]

В эмиграции З. Валидов долгое время работал в Стамбульском университете, занимаясь изучением истории, культуры, этнографии тюркских народов Cредней Азии. Кроме того, в данном исследовании широко цитируются дневниковые записи и переписка самого Энвер-паши из Средней Азии; эти материалы, насколько можно судить по словам автора, не переданы полностью в турецкие военные архивы и хранятся в частных коллекциях. [7] Таким образом, имеется возможность ознакомиться с деятельностью бывшего лидера младотурок среди басмачей Средней Азии по его же собственным письмам и записям.

В октябре 1921 г. Энвер-паша прибыл в Бухару, столицу Бухарской Народной Советской республики (БНСР), провозглашенной после свержения эмира Бухары Сеид Алим-хана. Прибыл он с разрешения советских властей и в сопровождении еще двух турецких офицеров — полковника турецкой армии Ходжи Сами-бея и Абдул Кадыр Мухиддин-бея, капитана артиллерийских войск. Как известно, Энвер-паша, боясь оказаться «не у дел» в новой республиканской Турции, где как раз в этот период разворачивалась национально-освободительное движение под руководством Мустафы Кемаль-паши (в будущем, Кемаля Ататюрка), пытался заручиться поддержкой Советской России в качестве борца с «английским империализмом» на территории Турции. Но определенного ответа он не получил. [8] Тогда Энвер-паша, выступив с проектом «Мусульманского союза» (или «Мусульманского революционного общества»), предложил Советскому правительству помощь в борьбе с «английским империализмом» в Средней Азии. [9] Как полагает историк Р. Г. Ланда большевики, вероятно, рассчитывали использовать Энвера в борьбе против набиравшего силу ферганского и бухарского басмачества. [10] Надо заметить, что другой представитель младотурецкого движения, Джемаль-паша, бывший морской министр Османской империи, годом раньше проехал через Среднюю Азию в Афганистан с целью «поднять на борьбу с английским империализмом мусульман Пенджаба». Также он предлагал советскому правительству помощь в привлечении басмачей Средней Азии на сторону советской власти, с тем, чтобы в дальнейшем использовать их в борьбе «с английским империализмом на Среднем Востоке». [11] Неизвестно, насколько доверяло советское правительство настоящим планам Джемаля и Энвера. Так или иначе, оказавшись в Средней Азии, Энвер в ноябре 1921 г. тайно выехал из столицы БНСР в Восточную Бухару с отрядом в 90 человек, в числе которого были и турецкие офицеры. Энвер решил использовать нарастающее басмаческое движение в Восточной Бухаре для своих собственных масштабных планов. Сам преданный идеалам пантюркизма, он планировал, используя военные силы басмачей, пропаганду пантюркистских идей и возможную помощь находящегося в Афганистане Джемаль-паши, создание независимого Единого Тюркского государства, куда вошли бы Бухара, Хива и Туркестан (Советский и Китайский). В перспективе к данному государству должна была присоединиться и Турция. Для осуществления своих планов Энвер вынужден был превратиться из союзника в противника большевиков.

Решившись претворить в жизнь планы по созданию Тюркского исламского государства в Средней Азии, Энвер-паша плохо представлял себе реальную обстановку в регионе. Он не знал, на какие политические силы ему предстоит опереться. Среди его возможных тактических союзников (басмачи Восточной Бухары, местные бухарские прогрессисты-джадиды, сторонники независимой от Советов буржуазной Бухарской республики) не было единства: каждый боролся с большевизмом по своим собственным мотивам. На неверные представления Энвер-паши относительно обстановки в Средней Азии оказали влияние, по воспоминаниям З. Валидова, и сообщения некоторых турецких офицеров-разведчиков, в том числе вышеупомянутого Ходжи Сами-бея, нелегально находившегося в Средней Азии во время I Мировой войны. Как сообщает Ш. С. Айдемир, Ходжа Сами-бей значительно преувеличивал свою роль и роль пантюркистской пропаганды в организации знаменитого восстания 1916 г. в русском Туркестане. [12]

Непросто складывались отношения Энвер-паши и бухарских джадидов-прогрессистов. Так, З. Валидов, после своего полулегального приезда в Бухару в 1920 г., возглавил единое среднеазиатское мусульманское общество, провозгласившее своей целью создание независимой Туркестанской республики. Общество носило разные названия — «Спасение ислама», «Туркестанское национальное единство». [13] В него нелегально входили и некоторые бухарские джадиды-прогрессисты, одновременно занимавшие важные посты в правительстве БНСР. Между идейными союзниками существовали значительные разногласия относительно тактики борьбы с советским правительством Бухары. Энвер предлагал «не терять напрасно время» и «немедленно направиться в Восточную Бухару возглавить сражавшихся басмачей». З. Валидов возражал, требуя сосредоточить усилия на деятельности Общества, а Энверу предлагалось «отправиться в Афганистан и добиваться оказания помощи Туркестанскому Обществу оттуда». Напрашивается вывод о том, что местные националисты не желали видеть Энвер-пашу в качестве единоличного лидера борьбы с большевизмом, однако стремились использовать его в целях вышеупомянутого Общества. [14]

Энвер предпочел направиться прямо в Восточную Бухару. Реальную военную и политическую силу, которую мог там использовать Энвер-паша, представляли собой только басмаческие отряды. Однако басмачи, во главе которых стояли местные беки и племенные вожди, вели борьбу под лозунгом восстановления власти свергнутого бухарского эмира. Идеологическую поддержку им оказывало консервативно настроенное духовенство, которое считало бухарских прогрессистов- джадидов такими же «врагами ислама», как и большевиков. В этих условиях Энвер, идейно близкий, скорее, к джадидам, вынужден был прибегнуть к использованию панисламистских лозунгов.

Несмотря на это, Энвер-паше, по его собственным словам, удалось завоевать авторитет среди населения Восточной Бухары. [15] Дело в том, что Энвер-паша был женат на племяннице турецкого султана Абдул-Хамида II. Поскольку турецкий султан считался тогда халифом всех мусульман, Энвер-паша имел титул «зять халифа» (тур. Halifenin damadi). Все правоверные придавали этому большое значение. Местное население готово было поддержать Энвер-пашу как «справедливого эмира»: власть зятя «халифа всех мусульман» казалась им предпочтительнее власти прежнего эмира Сейид Алим-хана, практически утратившего авторитет в последние годы своего правления. Однако местная феодальная аристократия, как и курбаши (командиры отрядов басмачей) опасались усиления авторитета Энвера среди низших слоев населения. Они склонны были считать Энвера сторонником джадидов и даже большевиков. Курбаши басмачей в основном были представителями местной феодальной и племенной аристократии. Следует также иметь в виду тот факт, что территория Восточной Бухары была окончательно включена в Бухарский эмират в конце 70-х годов XIX в., в значительной степени при помощи русских войск. Власть эмиров в данной области всегда была слабой, неограниченным влиянием пользовались местные беки. Их и теперь вполне бы устроила власть слабого эмира, а не Энвер-паши, который представлялся им «ставленником джадидов». В связи с этим командиры басмачей во главе с Ибрагим-беком Локаем встретили Энвера крайне недоверчиво; его отряд был разоружен, сам Энвер был помещен фактически под арест. [16]

Бывший эмир Сейид Алим-хан, находившийся в эмиграции в Афганистане, стремился вернуть себе утраченную власть при помощи басмачей, снабжая их оружием и добровольцами. Но в то же время он рассчитывал использовать авторитет Энвер-паши, его военный опыт. Именно с этой целью Сейид Алим-хан распорядился освободить Энвера из-под ареста и назначил его наместником (наибом) и верховным главнокомандующим.

Однако для эффективной борьбы с Красной армией было недостаточно поддержки свергнутого бухарского эмира. Энвер-паша, провозгласивший теперь борьбу с «красным империализмом», нуждался в иностранной помощи; Энвер очень рассчитывал «установить контакт с англичанами». Однако, как следует из его записей, никакой существенной помощи от Великобритании он добиться не сумел. Планировавшееся Энвером создание в Средней Азии единого мусульманско-тюркского государства, перспективы его влияния на мусульманское население Афганистана и Индии едва ли соответствовали интересам Великобритании. Весьма незначительную помощь (вооружением, продовольствием) Энвер-паша получил от Афганистана. Однако в дальнейшем официальный Афганистан, не желая провоцировать ухудшение отношений с Советской Россией, прекратил контакты с Энвером и его армией и закрыл границу с Восточной Бухарой. [17] В итоге Энвер-паша оказался в изоляции, его отряды были разбиты подразделениями Красной армии. Сам Энвер-паша был убит в бою возле кишлака Обдар (в районе Куляба) 4 августа 1922 г.

Подводя итоги деятельности Энвер-паши в Средней Азии, заметим, что для осуществления его масштабных планов отсутствовали, по всей вероятности, реальные предпосылки. Его масштабные проекты не встретили поддержки ни со стороны консервативных сил (басмачей), ни со стороны «прогрессивно-националистического» крыла сопротивления большевизму. «Как только Энвер был побежден, все его грандиозные планы ушли в небытие вместе с ним» — так оценил ситуацию английский дипломат 20-х годов прошлого века П. Эссертон. [18] По его мнению, деятельность Энвер-паши существенно не повлияла на ход басмаческого движения. Тем не менее, в связи с тем, что в исторической литературе имеется множество неясностей и противоречивых сведений, изучение движения Энвер-паши (особенно в свете возможных перспектив пантюркистского движения в современной Средней Азии) остается важной задачей исследователя.

[1] Зевелев А. И. и др. Басмачество. Возникновение, сущность, крах. М., 1981. Стр.112-114.
[2] Olcott M. The Basmachi or freemen’s revolt in Turkestan. 1918-1924//Soviet studies, vol. XXXIII, № 3. Glasgow University Press, 1981. P.352-369.
[3] Bailey M. F. Mission to Tashkent. London, 1946. P.300-301; Chokaev M. The Basmachi movement in Turkestan//The Asiatic review, vol. XXIV. London, 1928. P.273-288.
[4] Ганковский Ю. Персонажи с «той стороны». Энвер-паша среди басмачей//Азия и Африка сегодня, № 5. М., 1994. С.59-61.
[5] Paksoy H. B. Basmachi movement from within: Account of Zeki Velidi Togan// Nationalities Papers, Vol. 23, No 2. June 1995. Pp. 373-399// www.lib.byu.edu/~rdh/wwi/comment/togan.htlm
[6] Искандаров Б. И. Борьба за установление советской власти в Таджикистане (1920-1922 гг.). Душанбе, 1986. Стр.106.
[7] Aydemir S. S. Enver Pasa. Istanbul, 1999. Cilt 3. S.604.
[8] Искандаров Б. И. Указ.соч. Стр.101.
[9] www.lib.byu.edu/~rdh/wwi/comment/togan.htlm
[10] Ланда Р. Г. Ислам в истории России. М., 1995. Стр.201
[11] www.lib.byu.edu/~rdh/wwi/comment/togan.htlm
[12] Aydemir S. S. Указ.соч. S.590, 600.
[13] Искандаров Б. И. Указ.соч.C.106,135; www.lib.byu.edu/~rdh/wwi/comment/togan.htlm
[14] www.lib.byu.edu/~rdh/wwi/comment/togan.htlm
[15] Aydemir S. S. Указ.соч. S. 610-611.
[16] Ганковский Ю. Указ.соч., С.59-60; Aydemir S. S. Указ.соч., S. 612-618.
[17] Aydemir S. S. Указ.соч., S. 626, 636, 641.
[18] Etherton P. T. In the heart of Asia. London, 1925. P.237.

Валерий

Александр

Валерий

Валерий

Валерий

Александр

Валерий Коровин. Конец проекта "Украина"

Александр Дугин. Украина. Моя война

Валерий Коровин третья мировая сетевая война

информационное агентство Новороссия

МИА Новороссия


Свидетельство о регистрации СМИ "Информационно-аналитического портала "ЕВРАЗИЯ.org"
Эл № ФС 77-32518 от 18 июля 2008 года. Свидетельство выдано "Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций".
 


Rambler's Top100