18 декабря, понедельник | evrazia.org |  Добавить в закладки |  Сделать стартовой
б.Украина | Интервью | Аналитика | Политика | Регионы | Тексты | Обзор СМИ | Геополитика | Кавказ | Сетевые войны
Абубакаров - воспитанник традиционного для Дагестана и Чечни ислама, последовательно и смело выступал против ваххабизма, изобличая его идеологию, практику Военные столкновения между ваххабитами и последователями суфизма
Российские власти прозевали ваххабизм"
Начавшийся в Чечне процесс шариатизации показал полную неподготовленность граждан и духовенства к этой ситуации - республике практически не было глубоко подготовленных шариатских судей Шариатское правление в Чечне и его последствия
Кавказ не готов к обустройству исламского государства"
Практические деяния ваххабитов, во всяком случае, тех, кто маскировался под ними, сопряжены многочисленными преступлениями против личности Исламский радикализм как фактор общественной угрозы
Ваххабизм был привит Кавказу мондиалистами"
Несмотря на чудовищно подрывную миссию так называемых «национал-демократов», наша русская, евразийская империя свободных народов найдёт место и для них Евразийство vs национал-демократия: кому действительно нужна Великая Россия?
«Нацдемы» не смогут остановить Империю"
Запад - внутри нас во всех смыслах, включая сознание, анализ, систему отношений, значений и ценностей. Нынешняя цивилизация еще не вполне русская, это не русский мир, это то, что еще только может стать русским миром Шестая колонна - главный экзистенциальный враг России
У России есть враг и пострашнее «пятой колонны»"
Америка сегодня падает. Это падающий гигант. Падение статуи Свободы будет внушительным. Однако сегодня падает и Россия. Ее падение не столь масштабно, но чувствительно Ставка в международной политике: кто рухнет первым
Государство как идеология не ограничено ничем"
Америка на пути к распаду Америка на пути к распаду
СШа трещат по швам"
Америка мягко стелет, но в России спать на её кроватках жестковато Под мягким каблуком
Под каблуком"
Метод захвата медиапространства состоит в том, что определенная организация работает со всевозможными СМИ и при этом не дает показаться в информационном поле другим организациям Тихо и незаметно: способы ведения информационной войны
Если войны не видно, это не значит, что ее нет"
«Мы показали, что в мире больше нет одного хозяина, который вправе распоряжаться судьбами народов только по собственному произволу» Признание, окончательно и бесповоротно
Россия спасла от геноцида осетин и абхазов"
Неоевразийство — политическая философия, наследующая классическому евразийству и русской консервативной мысли. Классическое евразийство возникло в среде русской эмиграции, размышлявшей о причинах краха русской культуры и гибели государства. Неоевразийство Неоевразийство как ценностная система
И снова об идеях..."
Десять лет исполняется сегодня, 17 сентября 2016 года, со дня референдума о независимости и присоединении к России, который прошёл в Приднестровской молдавской республике (ПМР) в 2006 году. 97,2% граждан, принявших участие в голосовании, поддержали курс н Евразийский вектор Приднестровья
10 лет выбора ПМР"
На прошлой неделе в Министерстве Обороны прошла коллегия, на которой были подведены итоги выполнения майских указов Президента России. Признаться, изменения в армии и на флоте за пять лет произошли впечатляющие. Об этом можно судить даже не по тем цифрам, К вопросу о компетентности
Неразборчивая критика"
Скандал вокруг возможной установки памятника Примирения сотряс не так давно Севастополь.  Хотя идея-то благая – примирение «красных» и «белых» в год столетия катастрофы двух русских революций – Февральской и Октябрьской. Несмотря на то, что поколение, зас Сто лет русской катастрофы: преодоление или новый виток раскола?
Сто лет русской катастрофы"
В феврале прошёл столетний юбилей Февральской революции. Через несколько месяцев мы отметим столетие эпохального события не только российского, но и мирового уровня – Октября 1917 года. В последнее время тема революционного столетия регулярно поднимается «Оранжевый» Февраль и Красный Октябрь 1917-го
«Оранжевый» Февраль и Красный Октябрь"
«К сожалению, Сербия находилась многие годы в режиме либеральной глобалистской оккупации и внешнего управления и там, несмотря на присутствие братского, самого близкого нам народа – сербов, - православного народа, который выходит с нами из единых культурн Коровин: Сербы заявляют свою волю
Сербы и постчеловечество"
Нетривиальный взгляд на происходящие в Новороссии события всегда радует. Тем более, если это мнение неравнодушного и буквально вжившегося в ситуацию человека, который по своему духу русского, живя за тридевять земель от русского Донбасса принимает близко Коробов-Латынцев : Новороссия сейчас — самое важное место на Земле
Новороссия - самое важно место на Земле"
Интервьюировал Геннадий Дубовой Абдула: Если мы не поможем русским на Донбассе, то кто потом поможет нам?
Абдула: Афганистан и Донбасс"
Недавно в своей статье «По евразийской дороге добра», опубликованной на информационно-аналитическом портале «Евразия» накануне Дня народного единства и 100-летия Великой Октябрьской социалистической революции, я поделился педагогическим опытом работы с ре Евразийская педагогика
Воспитать по-евразийски"
В преддверии одного из главных государственных праздников России – Дня народного единства хочу поделиться своим педагогическим опытом, который способствует воспитанию детей и подростков в духе традиционных ценностей Российской Евразийской цивилизации, оли По евразийской дороге добра
Путь к солидаризму"
12 октября 2017 года в уютном помещении кофейни «Белая ворона» состоялось одно из самых семантически насыщенных слушаний иркутского сообщества «Интеллектуальная среда», посвященное обсуждению уже успевшей приобрести скандальную репутацию скульптуры Даши Н Ваал на Байкале: proetcontra
Ольхон и мифы"
В редакцию портала «Евразия» поступило обращение народного движения «Олга Каракалпакстан» к Президенту Российской Федерации Владимиру Владимировичу Путину. Обращение движения «Алга Каракалпакстан» к Президенту России
Что происходит в Узбекистане?!"
Закрытая презентация нового альбома Александра Ф. Скляра и группы «Ва-Банкъ» «Оставайтесь, друзья, моряками!», в который вошли 13 песен Владимира Высоцкого, прошла 20 ноября 2017 года в московском клубе «16 тонн». На обложку помещена работа сына Александр «Север, воля, надежда, страна без границ»
Исчерпанность и романтика"
Немного найдётся символов России, которые настолько широко известны в мире, как автомат Калашникова. И, несомненно, он – часть нашей культурной экспансии в мире. Его знаю те, кто и читать-то не умеет. Это оружие давно стало напоминанием о силе русского ор Калашников: Десять оттенков совершенства
Вселенная «Калашников»"
Вряд ли в современных международных отношениях найдется много таких политиков, за чьими двусторонними встречами следят столь же пристально, как за встречами спецпредставителя Госдепартамента США Курта Волкера и помощника российского президента Владислава Кнуты и пряники от Волкера
Станет ли встреча последней?"
Ремень от РПК привычно натирает плечо, мы возвращаемся на обед со своих позиций в место постоянной дислокации, находящейся недалеко от наших позиций в дачном поселке. До войны это был прекрасный поселок, окруженный живописным степным пейзажем со множество Очерки окопной войны
Тайна войны в Великой степи"
Попалась на глаза одна сопливая история на днях. Украинофильный портал bbcccnn.com.ua написал историю про боевика "АТО", онкобольного, молодого, отвергнутого семьей и друзьями, в общем, самого разнесчастного кровопийцу Владимира Бабия. Родом это туловище Отработанные "патроны" Порошенко или куда деваются "киборги"
Судьба "киборга""
«Но нельзя одной черной краской мазать все, что было в прошлом, или в радужных тонах смотреть на то, что происходит сегодня» Мина замедленного действия под здание российской государственности
Советский Союз был обречен с самого начала"
Действовать жёстко, с кровью, не был готов никто из элит - советские элиты были очень миролюбивы, - кроме отмороженных либералов-русофобов Американский переворот в пользу Ельцина
Пора привлечь к ответу виновников октябрьской бойни"
Это, в сущности, был и есть флаг брокеров, маклеров, эксклюзивных дистрибьютеров, архитекторов саморазрушающихся финансовых пирамид и топ-менеджеров нефтегазовых монополий День торговли
Бело-сине-красный триколор по-прежнему символизирует торговлю"

РПЦ | VI Всемирный Русский Народный Собор | Д.Фурцев | Доклад | 2001
Дмитрий ФУРЦЕВ,
чтец, единоверческий Храм Михаила Архангела (Михайловская слобода),
член Политсовета ОПОД "Евразия"

Исторический и духовный смысл единоверия

Xочу начать свое краткое сообщение по теме единоверия с благодарности организаторам столь знаменательного события - VI Всемирного Русского Народного Собора, руководству РПЦ МП и лично председательствующему на этой секции высокопреосвященному владыке Кириллу за приглашение выступить в столь высоком собрании. Позвольте также выразить свою искреннюю признательность Александру Гельевичу Дугину, который весьма помог мне в составлении данного доклада.
Kритика тезиса о прогрессе Мы сегодня слишком пропитаны светским воспитанием, чтобы адекватно понимать вопросы религии. Прогресс мы воспринимаем как нечто само собой разумеющееся. И отношение к древности у нас соответствующее. Древнее ассоциируется с неразвитым, примитивным. Естественно, что такой подход к религии, к истории Русской Церкви дает очень искаженную картину. Все современное воспринимается как «прогрессивное», все древнее — как нечто «устаревшее», «преодоленное», «неадекватное» и т.д.

Однако такое отношение порождает глубинный кризис, ведь православное вероучение не знает понятия «прогресса», отрицает поступательное развитие цивилизации, весьма критически осмысляет то, что составляет понятие «современность», и наоборот — высоко ценит древность, истоки. Такие выражения как «яко же древле», «во время оно» указуют для православных на реальности прошлого более значимые и наполненные смыслом, нежели события современности.

Отсюда само понятие «предания», осмысляемое Церковью как важнейшая часть вероучения. Наряду со Священным Писанием Священное Предание доносит до нас истину сквозь века, и древность этой истины свидетельствует в пользу ее глубины, а не наоборот, не в пользу того, что мы, как «прогрессивные люди» можем с ней не считаться.

Конечно, не все в древности равно замечательно. Для православного человека особым значением обладает именно христианская древность, мысли и действия «преподобных и богоносных отец».

В области духа «прогресс» не действует. Почитание Священного Предания учит нас совсем об ином: мы являемся свидетелями упадка, разложения священных основ мироздания. Мир не «прогрессирует», но движется в сторону «последних времен» и «царства антихриста». Для православного человека христианская древность автоматически внушает доверие, все современное, напротив, воспринимается через призму критической рефлексии. Все это следует иметь в виду, когда мы говорим о расколе.

Святость русской государственности до раскола

Раскол — важнейшее трагичное событие русской истории. Его значение и его смысл до сих пор остаются неясными. Обратите внимание, что к этой теме русское православное историческое сознание обращается всякий раз, когда меняются или грозят измениться отношения между Церковью и Государством. При Павле, Александре I, в последние годы Романовых, в Революцию, в конце 1920-х, в начале 1970-х, и, наконец, сегодня проблема русского раскола, драматических событий VI века осознается как вопрос, а не как ответ, как настойчивое приглашение к изысканию неочевидной истины, а не как усвоение готового и не подлежащего пересмотру окончательного суждения. С социологической точки зрения русский раскол отмечает собой переход Руси от традиционного общества к пост-традиционному, от Святой Руси к светской России, от Московского периода к Санкт-Петербургскому, от совершенной самобытности к равнению на Европу. Напомню, что послераскольный период довольно жестко критиковали славянофилы, а евразийцы 1920-х со свойственным им максимализмjv говорили о «двухсотлетнем романо-германском иге».

Московская Русь — Русь дораскольная — основывалась на теснейшей симфонии между Верой и Государством, между обществом и Церковью. Такое неразрывное слияние Веры и Власти характерно для всего византийского периода, и в этом — существенное отличие Восточного Христианства от Западного. Напомню, что в православном вероучении согласно толкованию св. Иоанна Златоустого и других святых отец место из 2-го послания св. апостола Павла к Фессалоникийцам относительно эсхатологической функции «катехона», «держащего», чье существование предотвращает приход в мир «сына погибели», антихриста, недвусмысленно толковалось как описание священной функции Василевса как главы Православного Царства. В этом состоял эсхатологический смысл симфонии властей— православный Василевс является ключевой фигурой священной истории, как ее понимает христианство. Продлевая эту мысль, мы получаем уникальное восточно-христианское понимание сотериологической природы Государства, власти, социального устройства. Можно сказать, что в каком-то смысле «Два Града», о которых писал Блаженный Августин, в византийском понимании симфонии отчасти сливаются, сходятся, тогда как католичество и тем более позднейший протестантизм, напротив, разводят их максимально далеко друг от друга.

Древняя Русь, воспитанная в этом византийском духе, до конца осознает смысл симфонии именно тогда, когда Царьград падает, что было растолковано русскими как плата за Флорентийскую унию. Изгнание митрополита Исидора из Москвы было историческим выражением этого единодушного историософского диагноза. Далее от святителя Геннадия Новгородского, преподобного Иосифа Волоцкого до окончательной формулировки старца Филофея о Москве-Третьем Риме Русь вступает в права полноценного эсхатологического наследия «катехона». Причем особое значение обретают именно Государственность и фигура Царя. Венчание Ивана Грозного на царство, как наследника линии византийских Василевсов, установление русского патриаршества, это translatio imperii было не простым национальным обособлением, но триумфом слияния священной государственности во главе с Царем-катехоном и Православной Церкви. Московская Русь осознала себя не просто независимой православной страной, но ядром и последним оплотом православной цивилизации, полюсом священного социально-религиозного образования, радикально отличного не только от иноверцев-нехристиан или еретиков «латынян и лютеров», но — и это для нас крайне важно — и от православных греков, которые с утратой государственной независимости потеряли катехоническое значение, симфонический принцип, превратившись из ядра цивилизации в расщепленную реальность узко религиозного толка. Москва наследует святость Государства. И полученный от греков обряд видится не как национальная адаптация оригинала, а как печать сохранения «православной старины», датируемой той эпохой, когда Византия была симфонической, а Василевс — полноценным катехоном. После падения Царьграда эта катехоническая эпоха промыслительно продлилась на Руси, следовательно, священность Русского Царства воспринималась неотъемлемо от русского церковного обряда, чья особенность и уникальность осознавалась — например, преподобным Максимом Греком или позже Захарией Копыстенским — как прямое продолжение византизма, но еще неиспорченного, полноценного, симфонического и «катехонического».

Послераскольный период дает новое государство и новую церковь

Катастрофичность раскола состояла в десакрализации, научно говоря, общества, государства, всего социального уклада России. Нанеся удар по старому обряду патриарх Никон и активисты Собора 1666-1667 годов попали в средостение церковно-государственного синтеза, денонсировав Святую Русь, приравняв ее к ординарной стране, исповедующей Православие, но только в качестве религии— как, собственно, и сами греки, жившие к тому времени уже два века под властью турецких иноверческих властей. Клятвы, наложенные на старый обряд и на постановления «Стоглава», в котором канонически отлилась катехоническая национально-вселенская идея Третьего Рима, были приговором русской старине, православной древности и, соответственно, концом полноценного церковно-государственного синтеза. Это вполне осознали сторонники старообрядчества, воспринявшие «порчу веры» как падение всей Святой Руси, как «изъятие от среды катехона», как приход антихриста. Конечно, это была максималистская реакция, но она отражала очень глубинные установки глубоко православного понимания логики священной истории, функции обряда и освященности государства, сотериологической роли Самодержца. Споры относительно адекватности старого обряда, так просто разрешенные Е.Е. Голубинским, были подытоженны в замечательной книге новообрядческого автора В.В. Зеньковского «История старообрядчества».

Отныне на Руси была принципиально новая власть и, если угодно,— новая Вера, поскольку именно в этот момент Православная Церковь становится «религией» приблизительно в том смысле, как этот термин понимался на христианском Западе, ранее же, будучи нераздельно слита со священным царством, она была чем-то гораздо более широким и всеохватывающим, более цельным и тотальным. Фасад сохранился — содержание существенно изменилось. Петровские реформы и последующая русская история — особенно эксцессы XVII века эпохи Анны Иоанновны — продемонстрировали правоту старообрядческих опасений: Россия ушла от своего прошлого, стала иначе мыслить, иначе одеваться, иначе молиться, по-другому говорить, по-другому управлять. Безусловно, это был существенный бросок в сторону Запада. А значит, прочь от Руси Московской, радикальный шаг от древности к современности, от корней к новизне. Повальное распространение малороссийских элементов в иерейской и особенно архииерейской среде подчеркивало этот процесс и его значение. В отличие от великороссов малороссы давно находились в тесном контакте и под определенным влиянием европейского духа в церковной сфере — от униатства до католичества и (в меньшей степени) лютеранства.

Послераскольный период русской истории имеет несколько фаз. Как это ни парадоксально, но XIX век оказывается по целому ряду параметров более консервативным и древним, нежели XVIII. Вновь образуется в России «старчество», в определенных кругах знати, позже интеллигенции, просыпается интерес к древности, к корням. Славянофилы поднимают на щит идею самобытности русской цивилизации.

Это сказывается и на символической стороне церковной жизни. К нам возвращается восьмиконечный крест, приравненный с конца XVII века к «атрибуту раскольничей брынской веры», аристократия вновь не гнушается носить некогда «запрещенные» бороды, остатки древнего народного быта с любовью изучаются и фиксируются. К старообрядчеству проявляют интерес как правые (славянофилы), так и левые (народники — в частности В.И. Кельсиев, а также сам А.И. Герцен). П.И. Мельников-Печерский, в начале бывший гонителем Керженца, пишет о староверах вдохновенные эпопеи.

Этапы возврата к старому обряду

А каково нынешнее положение дел в отношении старого обряда?

Досточтимый владыко Кирилл очень точно сформулировал, что Русская Православная Церковь имеет две части духовного наследия — не только новообрядческую никоновскую линию, но и наследие дониконовской Руси.

Реабилитация Старой Веры проходила в несколько этапов. В 1800 году (дата показательна в смысле подтверждения нашего предположения о более консервативном характере XIX века по сравнению с XVIII) было установлено митрополитом Платоном Единоверие. Это был серьезный шаг в сторону старого обряда. Он более не считался жестко «еретическим», но скорее миноритарным, допустимым в исключительных случаях, что предполагало уже его мистическую «равночестность», хотя и с большими оговорками. Досадный эпизод в истории единоверия, приходящийся на правление Николая I, когда в единоверие старообрядцев загоняли насильственно, сильно омрачил это начинание.

На Поместном Соборе 1917-1918 годов вновь был поднят вопрос о пересмотре отношения к старообрядчеству. В подготовительных материалах есть предложения о полной реабилитации старого обряда. Но исключительность момента не позволила довести до конца начатое.

Следующим этапом является Постановление Св.Синода Русской Православной Церкви 1929 года об отмене “клятв” (в то время Местоблюстителем Патриаршего Престола был митрополит Сергий (Страгородский)). В этом важнейшем для Русского Православия документе содержится признание полной и совершенной равноспасительности старого обряда, снимаются клятвы со староверов и признаются недействительными постановления Собора 1666-1667 годов. Показательно, что в отношении постановлений этого собора документ употребляет те же выражения — «вменить яко не бывшие»— что и его устроители в отношении «Стоглава». Таким образом, именно в 1929 году, в эпоху расцвета Советской Власти была в церковном плане впервые за 300 лет реабилитирована Святая Русь!

Епископ Уфимский Андрей (Ухтомский), убежденный сторонник единоверия, замечает, что Постановление Св. Синода1929 года прошло фактически незамеченным, и даже его создатели не отнеслись к нему со всей серьезностью, но важность этого шага трудно переоценить. В 1971 году на Поместном Соборе Русской Православной Церкви к этой теме снова вернулись, и основные пункты Постановления Св. Синода1929 года, реабилитирующие старый обряд и старую веру, были полностью подтверждены и подкреплены авторитетом Собора.

Сегодня эта тема о возвращении утраченного, забытого наследия — второй половины Русского Православия (по счастливому выражению досточтимого владыки Кирилла) — снова стоит на повестке дня.

Так, в ноябре 2000 года в Кремле в присутствии Святейшего Патриарха Московского и Всея Руси Алексия II прошло торжественное чествование 200-летнего утверждения единоверия. Это символично— снова в наше трудное время на пороге тревожного тысячелетия мы обращаемся к нашим корням.

О преимуществах старого обряда

Старый обряд — сокровищница церковной православной культуры. Это и торжественный строй знаменного распева, крюки.

Это вся полнота долгих церковных служб, где не упущено ни единого элемента, не сокращено ни единой строки или поучения.

Это и обязательность русского платья, сарафанов и кафтанов.

Это возрождение уникального старого иконного письма.

Это древнерусская общинность, обычай выбора священников прихожанами.

Это глубокое и полнокровное соучастие всех мирян в богослужении, строгая чинность поклонов и крестных знамений.

Это древнее двуперстие.

Это любовно выделанные лестовки и подрушники.

Это особое древлее благочестие, которое, вопреки всем либеральным послаблениям, заставляет (подчас принудительно) каждого христианина соблюдать человеческий облик.

Это подвиги Мариина стояния с бесчисленными земными поклонами, очищающими душу и тело в скорбные дни Великого поста.

Это удивительные поучения отцев, таящие в себе неожиданные для современников откровения совершенно утраченной нами веры в преображающее чудо и примеры немыслимой духовной стойкости.

Это живое ощущение пакибытия, цельной стихии невечерней жизни человеческой души, для которой телесная смерть далеко не конец всего, но лишь новое начало.

Это старообрядческая ответственность за слова и поступки, мужской, волевой характер.

Это всесторонняя освященность быта и жизни — труда, еды, одежды, хозяйства, праздников, буден.

Это цельная стихия полного, освященного — и в вере и в быту — православного бытия.

Это не просто дань национальному прошлому, это преемственность корней, чистоты Вселенского Православия, чистой Веры Христовой во всей ее полноте и величии.

Великое возвращение

Возвращение старого обряда, полнокровное восстановление единоверия, этой второй, забытой, почти утраченной Церковью части — это важнейший судьбоносный исторический выбор.

Так, мы, по сути, возвращаемся к нашим основам, восстанавливаем полноту традиции, обращаемся духовно к высотам веры отцов.

Единоверие, восстановление старого обряда - не просто культовый, обрядовый, чисто внутрицерковный процесс. Движение в этом направлении открывает нам совершенно новые, по сравнению с сегодняшними, горизонты национального государственного общественного бытия. По сути, этим жестом мы снова обращаемся к Святой Руси, призываем ее забытый, скрывшийся от нас дух. А это затрагивает все параметры нашего бытия. В том числе и отношения между Государством и Церковью. Дух Московского Царства, Третьего Рима — это дух полноценной симфонии, неразрывного единства, синтеза Веры и Власти, Государства и Церкви, клира и мирян, народа и цивилизации, духа и плоти. Это ориентация на восстановление утраченной цельности, святости бытия, на придание нашей духовной традиции полноценного социального измерения. Такое любовное, доверительное, внимательное отношение к старине куда более соответствует, на мой взгляд, православному настрою, нежели поверхностное и дерзкое презрение к прошлому сторонников «прогресса».

Подвожу итог: в единоверии мне видится не просто воздание должного истории, не только запоздалое исправление фатальных роковых ошибок. Это еще и залог нового пути, нового этапа бытия русского народа, русского Государства, русской Церкви. Это великое возвращение к вечному истоку.

Преодолев раскол, мы соединим две важнейшие части, из которых соткано высокое предназначение нас, русских.

И да поможет нам Бог в этом трудном и славном пути.

Валерий Коровин Геополитика и предчувствие войны Удар по России издательство Питер Валерий Коровин. Имперский разговор Александр Дугин. Русская война Валерий Коровин. Россия на пути к Империи Валерий Коровин. Накануне Империи Валерий Коровин. Накануне Империи Александр Дугин. Новая формула Путина Валерий Коровин. Конец проекта "Украина" Александр Дугин. Украина. Моя война Валерий Коровин третья мировая сетевая война Информационное агентство Новороссия А. Дугин. Четвёртый путь А. Дугин. Ноомахия. Войны ума Валерий Коровин. Удар по России Неистовый гуманизм барона Унгерна А. Дугин. Теория многополярного мира МИА Новороссия
Свидетельство о регистрации СМИ "Информационно-аналитического портала "ЕВРАЗИЯ.org"
Эл № ФС 77-32518 от 18 июля 2008 года. Свидетельство выдано "Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций".
 


Рейтинг@Mail.ru