ЕВРАЗИЯ
Скованные одним «богом»
Средства - помещение адепта в систему жестких требований, полная «блокада» внешнего общения в специальной культовой группе, тщательная индоктринация, контроль поведения, контроль сознания   7 января 2009, 09:53
 
Заполонившие Россию квазипротестантские культы отнимают у России граждан и наносят ей экономический ущерб

Пионером активной «христианизации не христианской России» на заре перестройки явилось сетевое протестантское движение «Христианская молодежь интернейшнл», инициированное группой американских фундаменталистов во главе с харизматическим лидером Бобом Вайнером. На волне «гласности и перестройки», «открытости всему миру» было инициировано создание молодежного студенческого движения, целью которого было «христианское общение, изучение Библии и участие в духовном возрождении России».

В результате проведенной работы командой Боба Вайнера в течении нескольких лет с начала 90-х в СССР возникло более 2000 сетевых общин, многие из которых ведут свою деятельность до сих пор.

Главной деятельностью движения была организация тогда еще «всесоюзных» молодежных конференций, которые проводились в форме гигантских харизматических служений. На конференциях происходила рекрутизация и первичное обучение лидеров по созданию «ячеечных церквей». Несколько тысяч молодых людей получали хорошую по тем временам заработную плату, участвуя в своих вузах в организации сетевых молодежных христианских клубов, которые очень скоро были оформлены как местные религиозные харизматические организации.

Теологическая база движения бралась из интерпретаций харизматическими лидерами книги Деяния Святых Апостолов, где во 2-й главе описывалась «простота общения» и отсутствие иерархии у первых христиан. Одновременно с этим происходило обучение перспективных лидеров движения как в России, так и за рубежом. Интересно, что священников в новой церкви не было, а руководители так и назывались «лидеры» (десятники, сотники, тысячники). Чуть позже выкристаллизовалось сословие пасторов.

В результате проведенной работы командой Боба Вайнера в течении нескольких лет с начала 90-х в СССР возникло более 2000 сетевых общин, многие из которых ведут свою деятельность до сих пор. Большинство из них эволюционировало в зарегистрированные протестантские церковные организации, но со стопроцентно американо-протестантской идеологией. В большинстве случаев члены этих церквей - молодые, активные граждане России, представители интеллигенции, среднего и мелкого бизнеса.

Наиболее успешными в вышеописанном проекте можно назвать общины, созданные известными в Америке харизматами-фундаменталистами Кеннетом Хейгиным, Кеннетом Коуплендом, Риком Ренером и их более поздними эпигонами и учениками - Алексеем Ледяевым (крупнейшая сетевая структура с административным центром в Латвии), Сандеем Адаладжей (украинец нигерийского происхождения, создавший гигантскую сетевую церковь в Украине и странах бывшего СССР, которая принимала активное политическое участие в подготовке и проведении оранжевой революции в Украине).

Отличительной чертой этих проектов является пропаганда так называемой «теологии успеха» - позднекальвинистская идея о непосредственной взаимосвязи между спасением и успехом в земных делах, которая является составной и фундаментообразующей доктриной «американского образа жизни» с его делением общества на «успешных», то есть избранных Богом, и «лузеров». В геополитическом смысле успешна, конечно же, Америка, а России оставляется место «лузера» (проклятого).

Проект Алексея Ледяева характеризовался разработкой особого учения, а вернее апробацией сетевого проникновения, «внедрения церкви во власть». Пастор Ледяев выпустил цикл лекций и специальную брошюру под общим названием «Новый мировой порядок и новое мышление», где призывал своих последователей внедряться во все эшелоны власти через проповедь государственным чиновникам и политикам и их обращение, готовить «пришествие Царства Божия на земле». В 2005 году российскими спецслужбами Ледяев был снят с борта самолёта Рига-Москва, а его виза в Россию аннулирована на ближайшие 5 лет. В настоящее время деятельность сети осуществляется через многочисленные и хорошо финансируемые структуры в России.

Вторым наиболее успешным сетевым проектом западной протестантской экспансии можно назвать экспортированное из Швеции движение «Церквей веры», возглавляемое лидером этого движения проповедником Ульфом Экманом, которого почитают в определенных кругах апостолом. Ульф Экман в 1992 году объявил о том, что «Бог повелел ему потратить на Россию 40 млн шведских крон», чтобы создать «истинное движение веры». Проект был необычайно успешен во многом благодаря правильно организованному менеджменту и сетевой структуре. Главный упор делался на профессиональную подготовку лидерского состава, распространение литературы и сетевой активности путем организации постоянной чреды конференций, съездов, сетевых церковных мероприятий. Сегодня в России существует не менее 800 общин церквей «Слово Жизни» движения Ульфа Экмана. Движение специализируется на «решении еврейского вопроса» и «подготовки Армагеддона» - глобальной битвы сил Света с войсками «Гога и Магога».

Еще одной квазипротестантской сетевой структурой, чья связь с западными спецслужбами весьма очевидна, является религиозный культ, известный как “Поместная церковь”, “Церковь свидетеля Ли” или “Живой поток”. Это иностранное религиозное объединение ведет начало от американца китайского происхождения Уитнесса Ли. Сравнительный религиоведческий анализ позволяет характеризовать данное вероучение как одно из новых (модернистских) направлений квазипротестантизма (псевдопротестантизма) харизматического типа с ярко выраженным специфическим “восточным” влиянием.

Принципы построения сетевых квазипротестантских и протестантских русофобских структур строятся по тому же принципу, что и так называемый «сетевой маркетинг», который сам по себе является диверсией против России и ее экономики.

В настоящее время в Москве и других городах России также успешно действует квазипротестантская организация корейского происхождения. Это скандально известная “Церковь Унификации” Муна. Специфическими чертами этого религиозного сетевого объединении являются: более низкая богословская и общекультурологическая подготовка лидеров даже в сравнении с модернистскими протестантскими религиозными культами, сильное влияние представлений восточных языческих религии в доктринах и практике деятельности.

Надо сказать, что модернистские культы восточного происхождения (основанные китайцами, корейцами и т. п.) появились сравнительно недавно. Эти страны издавна “осваивали” миссионеры римо-католичества и протестантизма. И в последние десятилетия, когда экономический уровень этих регионов резко возрос, они вышли на первое место в мире по числу зарождающихся там сект протестантского типа.

Массовое образование все новых и новых религиозных групп, сочетающих представления, заимствованные из протестантизма, элементы традиционных для этого региона буддизма различных направлений, даосизма, различных языческих культов и местных верований, привело к “выходу” их на арену религиозной жизни в Америке, Европе, а теперь и в России. В вероучении и практике это влияние выражается: повышенной ролью лидера как отца-основателя; мистическим отношением к даже не столько вероучению, сколько телу лидера, стремлением выстроить вокруг лидера органическую общину, как некое продолжение его тела вовне; подчеркнутым патерналистским принципом построения организаций (по типу традиционных в этих регионах семейно-родовых, клановых и региональных мафий), жестким иерархизмом; значительно меньшим, в отличие от протестантизма западного типа, вниманием к личности, индивидуальности.

Главными инструментами сетевого воздействия на личность в протестантских сектах являются: индоктринация (внушение) чувства вины с целью депривации личности так, что «сколько бы ты ни делал, этого все равно будет недостаточно»; помещение адепта в «логические тупики», заставив служить целям группы; учитывая все выше сказанное - установление тотального контроля над сознанием адептов, включающее контроль над поведением, информацией (общением), мышлением и эмоциональной сферой личности; «размораживание» сознания, помещение в иллюзорную реальность. Здесь применяется и запугивание, и лесть одновременно, у адепта формируется некритическое, нерациональное представление о собственной личности и мире вокруг; результат - отрыв личности новообращенного от привычных стереотипов и норм, принятых в обществе, от привычного окружения. Также производится «замораживание» личностных структур новообращенного адепта в соответствии с требованиями доктрины и лидеров культа. Результат - полный контроль над личностью адепта. Средства - помещение адепта в систему жестких требований, полная “блокада” внешнего общения в специальной культовой группе (“жизненная группа”), тщательная индоктринация, контроль поведения адепта, контроль сознания.

В содержании проповедей и занятий явно просматривается желание иностранных лидеров создать организацию, которая включала бы студентов вузов различных направлений, специалистов, полностью подчиненных в психологическом плане лидерам культа и находящихся под их полным контролем.

Деятельность религиозных групп, руководимых лидерами иностранной религиозной организации “Поместная Церковь” на территории РФ, противоречит действующему законодательству, является потенциально опасной из-за содержащихся в вероучении признаков тоталитарного и деструктивного религиозного культа. “Поместная Церковь” формирует группы некритически преданных и полностью управляемых из-за рубежа адептов, тем самым представляя угрозу интересам национальной безопасности РФ.

Среди активных сетевых протестантских и квазипротестантских структур также следует выделить: церковь мормонов («Святых последних дней»), чьи представители официально были уличены в сборе разведданных на территории РФ в пользу западных спецслужб, «Церковь единения» Сен Муна, так называемых «Свидетелей Иеговы».

Принципы построения сетевых квазипротестантских и протестантских русофобских структур строятся по тому же принципу, что и так называемый «сетевой маркетинг», который сам по себе является идеологической и экономической диверсией против России и ее экономики. В какой-то мере подобные сетевые секты - форма бизнеса, которая помимо обогащения исключительно ее руководителей, создает предпосылки для глубочайшего вовлечения (экономического привязывания) адептов к секте. В качестве примера можно выделить обязательные пожертвования и членские взносы, обязательный выкуп литературы с целью ее дальнейшего распространения, необходимость тратить на секту и большую часть своего свободного времени и необходимость привлекать все новых и новых адептов - покупателей сетевого продукта.


Сергей Кирюшатов  
Материал распечатан с информационно-аналитического портала "Евразия" http://evrazia.org
URL материала: http://evrazia.org/article/260