ЕВРАЗИЯ
«Простые» подвиги - из истории блокады Луганска
Врачи луганской «скорой» в дни блокады совершили подлинный гражданский подвиг. Но никто из них с этим не соглашается, потому что считают, что просто выполняли свою работу   5 апреля 2016, 09:00
 
Одним только оружием Луганск отстоять не удалось бы - выживанием в экстремальных условиях город обязан своим гражданам, не оставившим свои рабочие места

В сентябре минувшего года луганские власти в преддверии дня города, по традиции, награждали наиболее отличившихся горожан. Подлинным откровением для многих стало то, что звание «Почетный гражданин Луганска» было присвоено простой труженице - рабочей городского коммунального предприятия «Эксплуатационно-линейное управление автодорог» Наталье Гладыш. Больше двух десятков лет она работает на участке по содержанию дорог, улиц и остановок. В период блокады Луганска и военных действий она убирала завалы и разрушения, вместе со всеми наводила порядок на улицах города.

Удивительно, но в блокадном Луганске не было электричества, воды, связи, а газ был - для многих его наличие было той самой ниточкой, которая связывала с цивилизацией.

И таких обычных лугачан, спасавших свой любимый город, - тысячи. История каждого уникальна и одновременно типична для того страшного периода, когда Луганск летом 2014 года оказался в беде.

Спасти и выжить!

«Очень страшно было выезжать на ночные вызовы, - рассказывает о том времени замглавврача по медицинской работе луганского Центра скорой медицинской помощи Лариса Бондаренко. - Из-за светомаскировки фары включать нельзя, что называется "летим по приборам" в потемках. То и дело слышны "улеты" и "прилеты"».

Врачи луганской «скорой» в дни блокады совершили подлинный гражданский подвиг. Но никто из них с этим не соглашается, потому что считают, что просто выполняли свою работу.

«Наша инженерная бригада во главе с Сергеем Колесниковым сотворила чудо: смогли подключить старые радиостанции 60-70 годов, - вспоминает главный врач Центра скорой медицинской помощи Демьян Пархомчук. - Ведь в Луганске мобильной связи не было. Помогли со связью МЧС и "Беркут". А когда наладили связь, смогли оперативно выезжать на вызовы, их порой в сутки до сотни доходило».

По словам медика, «многие сотрудники жили здесь, прямо в здании Центра, здесь спали, готовили еду».

«Главное - оперативно выехать на место очередного обстрела,- говорит старший врач центральной диспетчерской Оксана Рыбалко. - Приезжаем, грузим в машину раненных, затем нужно срочно отъехать от точки попадания, ведь обстрелять одно и тоже место могли неоднократно, и только потом можно оказывать помощь раненым».

Еще об одном эпизоде рассказывает врач выездной бригады Жанна Карикова.

«Приехали на место обстрела на квартале Алексеева. Была там точка по раздаче воды, а собирались, в основном, пожилые люди. Приезжаем, а вокруг - разбросанные взрывом баклаги и тела пенсионеров. Долго после того случая не могла успокоиться», - поведала она.

Все эти врачи остались в Луганске, потому что здесь - их дом, у многих - престарелые родители, которых нельзя бросать. Да и клятва Гиппократа для них - не пустой звук.

Три мушкетера

Они до сих пор перед выездом надевают бронежилеты, да и каска всегда рядом. По-другому нельзя: Леонид, Владимир и Руслан работают водителями на самых «горячих» пригородных маршрутах, они ездят в прифронтовые села, в частности - в Веселую Гору, которая регулярно обстреливается с украинской стороны.

Леонид вспоминает свой первый, после прорыва блокады Луганска, приезд в Веселую Гору.

«Замминистра по транспорту по знакомству обратился ко мне, мол, надо съездить, узнать обстановку, - рассказал он. - Я ведь и по мирному времени туда ездил. Приезжаю, возле остановки люди на костре готовят пищу. Измученные, напуганные. Сплошь старики, да дети. На тот момент человек 200 в селе осталось, не было ни воды, ни света, ни газа. И два колодца на всех. Пообщался с людьми, обсудили график поездок, с тех пор с товарищами ездим туда и в другие прифронтовые зоны.

Наиболее сложно ездить по темному времени суток. Фары включать нельзя, мобильные телефоны тоже необходимо в целях безопасности отключать - украинские силовики на скопление мобильных сигналов могут среагировать обстрелом».

А если паника в автобусе начнется? На этот случай у каждого водителя свой «рецепт».

«Нужно тему какую-то для общего разговора подбросить», - рассказывает Владимир.

«Кстати и шутка хорошо напряжение в салоне сбрасывает», - добавляет Руслан. Он хоть и самый молодой, но свой опыт тоже имеет: в блокадные дни выезжал на луганские городские маршруты. Говорит, что работал максимум до полудня, потом начинались обстрелы.

При любой возможности водители доставляют в села гуманитарную помощь.

«Первый вопрос к пассажирам стандартен: "Как ночь прошла?" - отмечает Владимир. - Жители уже звуки боя четко различают, во всяком случае, выстрел миномета от гаубицы - точно».

Говорят, человек ко всему привыкает... Неужели и к этому можно привыкнуть?

Газ должен быть!

Удивительно, но в блокадном Луганске не было электричества, воды, связи, а газ был - для многих его наличие было той самой ниточкой, которая связывала с цивилизацией.

«Сегодня газом и Луганск, и остальные территории мы обеспечиваем в полном объеме, - рассказывает главный инженер ЛПУ МГ Вадим Тупой. - Даже с учетом отопительного периода».

А тогда?

«А в блокадный период два месяца работали от дизельной установки, централизованного электроснабжения ведь не было», - вспоминает Вадим Валерьевич. Он же подчеркивает: летом 2014-го люди с работы уходили только после того, как Вадим Тупой отдавал личное распоряжение.

«А вообще намеревались дежурить постоянно, даже когда боевые действия подошли вплотную к ГРС, - отмечает главный инженер. - Впрочем, и ушли недалеко: как только было необходимо, сразу возвращались на рабочее место. Да и эвакуировалось лишь 10 процентов сотрудников».

Мастер ЛЭС Вячеслав Курах с бригадой выезжал на ремонт порывов даже под обстрелами. Был случай - наехали машиной на противотанковую мину.

«Автомобиль напополам разорвало. Нас, полагаю, спасло то, что в кабине все сидели», - говорит Вячеслав Курах.

Настоящим испытанием для всей бригады газовиков был день, когда украинский снаряд попал точно в газопоставляющую трубу. Вячеслав Курах в тот момент находился неподалеку.

«Поехал за нашей бригадой. Приехали, занялись ликвидацией аварии, - рассказывает Курах. - Во многом именно профессиональная подготовленность работников плюс слаженность и взаимовыручка позволили устранить утечку газа за считанные часы. Работали люди под постоянно угрозой возобновления обстрела».

Осознать же, что жизнь в городе нормализовывается, оказалось очень просто. Наталия Шикшинская вспоминает, что в блокаду выпускали только два вида хлеба. И тут вдруг начали батоны заказывать.

Впрочем, сами газовики говорят, что ничего особенно в той аварии не было, бывало и похуже. Кстати, многие луганчане отсутствия газа даже не заметили: ремонтникам хватило четыре часа, чтобы возобновить газопоставку.

Блокадный хлеб

Жители Луганска, пережившие блокаду, вспоминают с особой теплотой городских хлебопеков из компании «Добродия». Не было ничего прекраснее, чем буханка свежего, горячего хлеба, за которым выстраивались огромные очереди.

Исполнительный директор завода «Луганск-Нива» Наталия Шикшинская отмечает, что в мирное время на производстве было задействовано до 350 человек. А в блокадные дни осталось человек тридцать.

«В общем, сами пекли, сами грузили, сами и торговали, - вспоминает Наталия Алексеевна. - Конечно, в период интенсивных обстрелов особо не поторгуешь, а так могу сказать, что от 11 до 16 тонн хлеба в сутки выпекали и реализовывали.

Часто хлеб просто раздавали горожанам. Например, отвозили в церкви.

Несколько снарядов попало территорию предприятия. По счастливой случайности люди не пострадали и производственную линию не задело».

«Очень страшно было! - рассказывает Наталия Шикшинская. - Работаем, на улице грохочут взрывы, у меня пот холодный по спине ручьями. Молча гадаю: отправлять людей в убежище или в этот раз пронесет? И вот, на что обратила внимание: наша молодежь на старших ориентировалась, а старшие - на реакцию молодежи. Подбадривали друг друга всегда…»

Пекарь Александр Серегин в те дни остался в Луганске. Семью эвакуировал, а сам вернулся домой. Описывая свою тогдашнюю жизнь, он отмечает, что за себя страшно не было. А вот за окружающих, особенно - женщин, очень.

Осознать же, что жизнь в городе нормализовывается, оказалось очень просто. Наталия Шикшинская вспоминает, что в блокаду выпускали только два вида хлеба. И тут вдруг начали батоны заказывать.

«А уж когда на булочки заказы пошли, стало окончательно ясно: нормальная жизнь в город возвращается!» - говорит Шикшинская.

В луганском хлебе - гражданский подвиг механика Владимира Старощука, сменного мастера Светланы Еременко, начальника цеха экспедиции и готовой продукции Анны Водолазовой и многих других оставшихся летом в Луганске жителей.

…Впрочем, и сегодня каждый день многие жители города совершают свой подвиг. Например, обычный луганчанин Владимир Борисов, работающий в водопоставляющей компании «Лугансквода», вместе с товарищами из бригады работает на линии разграничения - рискуя жизнью, восстанавливает поврежденные участки трубопроводов. И он, и его товарищи рассуждают одинаково: без воды Луганску никак нельзя.


Игорь Матвеев  
Материал распечатан с информационно-аналитического портала "Евразия" http://evrazia.org
URL материала: http://evrazia.org/article/2853